: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Составил штабс-капитан Карцов.

История лейб-гвардии Семеновского полка


Полковые истории


Приложения.

Введение.

А.

В 1687-м году Царь Петр, быв в Сокольниках на охоте с братом своим Царем Иоанном, увидел, что 300 человек составляли прислугу их. «Какое число людей без пользы содержится», — сказал он; — «не лучше ли охоту эту уничтожить, а расходы употребить на Государство.» Кроткий Иоанн предоставил это на волю брата, и все молодые люди Царской охоты записаны были в Потешные.
Голиков том 1-й.

Б.

Однажды Царь приказал стрелецкому полку Тарбеева произвести перед Преображенским дворцом ученье, по старинному артикулу. Начали заряжание по темпам: «подыми мушкет ко рту; содми с полки; возьми пороховой зарядец; опусти мушкет к низу; насыпь порох на полку; поколоти немного о мушкет; закрой полку; стряхни; содми; положи пульку в мушкет; положи пыж на пульку; вынь забойник; добей пульку и пыжь до пороха; приложися; стреляй.» — Во время длинных команд этих Государь остановил ученье. — «Не лишнее ли все это?» заметил Он окружавшим, приказал одному капральству Потешных построиться перед стрельцами и скомандовал: «Слушай! Подыми мушкет; заряжай; прикладывайся; стреляй! — Не лучше ли так, сознайтесь сами?» сказал Царь окружавшим его приверженцам старины, и приказал все полки обучать по новому уставу.

С.

Список

чинам Семеновского полка, служба которых, по спискам хранящимся в архиве, началась в Семеновской Потешной роте, и которые при переформировании вошли в состав полка.

1) Служили в Потешных и при формировании полка были офицерами:
Иван Мамонов.
Князь Яков Ростовский.
Федор Бутурлин.
Князь Михаил Волконский.
Алексей Волков.
Ефим Вестов.
Димитрий Бабин.
Князь Петр Голицын.
Никита Грипков.
Иван Клачков.
Князь Борис Куракин.
Иван Леонтьев.
Федор Лопухин.
Михаил Матюшкин.
Князь Федор Хованский.
Ефим Шестов.
Князь Иван Шаховской.
Михаил Апраксин.
Авраам Бухвостов.
Александр Баскаков.
Андрей Вицентьев.
Князь Василий Волконский.
Князь Михаил Голицын.
Василий Головин.
Григорий Девясилов.
Князь Федор Дашков.
Князь Василия Долгоруков.
Князь Григорий Долгоруков.
Иван Измайлов.
Григорий Клачков.
Лекарь Михаил Манзей.

2) При формировании полка поступили, из Семеновской Потешной роты, нижними чинами.
Кузьма Астафьев.
Богдан Аладьин.
Иван Батасов.
Александр Блохин.
Борис Бутурлин.
Алексеи Борисов.
Ефим Блудов.
Князь Иван Великорушилов.
Федор Зернов.
Иван Водороцкий.
Сергей Водороцкий.
Князь Василий Вяземский.
Андрей Глебов.
Прокофий Горюшкин.
Князь Владимир Долгоруков.
Димитрий Доможиров.
Князь Никита Засекин.
Василий Загряжский.
Иван Захаров.
Спиридон Зиновьев.
Антип Зорин.
Иван Ивашкин.
Никита Кафтырев.
Димитрий Кафтырев.
Иван Кнутов.
Григорий Кобылин.
Алексей Климовский.
Андрей Колокольцев.
Тимофей Коробов.
Тимофей Коптев.
Алексей Корсаков.
Семен Костомаров.
Кирила Касков.
Матвей Карцов.
Василий Кропотов.
Михаил Куроедов.
Лука Ланской.
Александр Лазарев.
Федор Лопухин.
Марк Ларчин.
Иосиф Монастырев.
Фадей Макавецкий.
Артемий Марков.
Василий Мишуков.
Федор Мясной.
Ефим Мордвинов.
Иван Малыгин.
Савва Норов.
Василий Нефедьев.
Князь Василий Одоевской.
Алексей Панин.
Иван Панин.
Михаил Полубояринов.
Авдей Прягаев,
Михаил Пущин.
Яков Поплавский.
Князь Владимир Прозоровский.
Гасилий Подымов.
Иван Павлов.
Иван Ростопчин.
Василии Рычков.
Григорий Рубцов.
Гурий Сумароков.
Василий Спешнев.
Иван Семенов.
Михаил Сухотин.
Дорофей Синявин.
Никита Селиванов.
Иван Трегубов.
Петр Толстой.
Андрей Усов.
Андрей Ушаков.
Князь Алексей Хованский.
Князь Семен Хилков.
Князь Юрий Хилков.
Князь Михаил Хилков.
Михаил Чириков.
Савва Чулков.
Василий Чаадаев.
Прокофий Шестимиров.
Иван Шепелев.
Иван Шишков. Князь Иван Щербатов.
Князь Михаил Щербатов.
Степан Юренев.
Никита Юдин.
Петр Яковлев.

3) При формировании полка поступили из полков Бутырского и Лефортовского.
Герасим Барыков.
Яков Гребенкин.
Ипатий Еропкин.
Федор Исаков.
Алексей Карякин.
Семен Карякин.
Григорий Клачков.
Степан Колычев.
Астафий Крыловский.
Иван Мякишев.
Федор Непогодин.
Григорий Овдын.
Астафий Приклопский.
Лев Рязанов.
Андрей Соловьев.
Яков Спирхеев.
Василии Фаворов.
Никита Шипов.
Петр Юшков.
Богдан Жердинский.
Михаил Измайлов.
Ефрем Кампен.
Борис Кологривов.
Василий Коростелов.
Авраам Леонтьев.
Иосиф Мандерштерн.
Михаил Ольц.
Петр Роде.
Артемий Растфорт.
Петр Рот.
Петр Циммерман.

3) Поступили из иностранцев офицерами:
Иван Англер.
Вильгельм Англер.
Иван Аленгузен.
Олифер Браувер.
Яков Гасть.
Иван Гаст.
Михаил Гаст.
Петр Фон-Кеттен.
Павел Кунингам.
Матвей Мевс.
Даниил Пульст.
Богдан Пульст.
Федор Цей.
Никита Кунингам.
Христофор Минстергаузен.

Послужной список 1698 года и Сведения о Л. Гв. Семеновскомь полку Писарева.

Военные действия

1.

Обнародование шведской войны происходило на другой день по объявлении мира в Турциею. Многие причины заставляли Петра I-го начать борьбу с Карлом XII, но главною из них было желание обладать берегами Балтийского моря. Государь, не зная еще что союзник его Король Датский положил оружие перед Карлом и заключил с ним мир в Травендале, — 22-го августа писал Апраксину: «Мы здесь в 19-й день августа объявили войну против Шведов и сего числа с Г. Генерал-Майором Бутурлиным пойдем в поход. На подводах одни полки: Наш, Семеновский, старый Лефортов, да новонабранных три полка, во всех будет 8000 человек.»

Письма Петра 1-го, издание Голикова.

2.

С Долгоруким Государь отправил к Королю письмо следующего содержания: «Возлюбленный Брате! Понеже «Мы заблагоизобрели, чтобы к Вашему Величеству послать своего служителя и Капитана от Гвардии нашей Князя Григория Долгорукова, для наших общих дел доношения, которому при Вашем Дворе быть приказали; о чем просим Вас, дабы Ваше Величество, ему на то позволили, тоже и что он будет Вам доносит извольте верить.
За сим пребываю Вашего Величества верный друг и брат.
Петр. »
Деяние Петра I-го, Голикова.

3.

Следующие два письма Государя могут служить пояснением описанных действий.
1) Князю Ромодоновскому.
«Извествую Вашему Величеству, что вчерашнего дня крепость Ниеншанц, по десятичасной стрельбе из мортиров, на акорт сдалась; а что в той крепости пушек и всяких запасов, о том Вашему Величеству донесу впредь купно с текеном (рисунком) оной.
Вашего Величества нижайший подданный Piter Michaylof,
PS. Извольте это торжество отправить хорошенько, и чтоб после соборного молебства., из пушек, что на площади, было по обычаю стрелено.»

2) Господину Апраксину!
«Извествую Вашей Милости, что сего числа в 3-м часу приипла на устье Невы неприятельская эскадра, под правлением Вице-Адмирала Нумберса, о чем уведав, наш Г. Генерал-Фельдмаршал, послал нас в 30 лодках; и мы, пришед к устью, гораздо осмотрели неприятеля, и по нарочитом бою, взяли два фрегата, один Гедан о десяти, а другой Астрель о осьми пушках. Понеже неприятели пардон зело поздно закричали, того для солдат унять было трудно, которые ворвався едва не «всех покололи; только осталось 13 живых.
PS, «Хотя и недостойны, однакож от Господина Фельдмаршала и Адмирала мы с Г. Поручиком учинены Кавалерами Святого Андрея.

Переписка Петра Великого.

4.

Голиков описывает вступление Семеновского полка в Москву следующими словами.
«Генерал-Майор и Гвардии Подполковник Чамберс ехал на турецком богато-убранном аргамаке; за ним шли строем оба полка Гвардии … на Семеновских кафтаны были синие новые, с алыми камзолами, обшлагами и нижним платьем, в башмаках и шляпах с голунами, перед каждою ротою шли офицеры, с обнаженными шпагами; полковая музыка и битье в барабаны не умолкали во все шествие.»

5.

Один из поэтов того времени, прославляя удачную хитрость Петра, написал следующую эпиграмму.
Рим хвалится, что брал в игре девиц Сабиных:
Бессильный бяше пол, не храбро дело бысть.
Здесь Русские, игрой, мужей имают львиных:
Столь хищные поймать, то большая корысть.
Привожу это потому, что Семеновский полк принимал главное участие в прославляемом деле.

6.

Государь во время вступления армии в Гродно был в Москве; но и там, занятый делами преобразования Государства, не забывал разлученной с ним Гвардии. Вскоре по прибытии полка в Гродно, получены следующие, писанные рукою Монарха, пункты:
1. Чтобы без указа никто никуда ни единого не посылали; ниже своевольством кто куда отходить из города дерзает.
2. Чтобы люди и лошади так всегда были вместе и в таком распорядке, когда ударят сбор, чтобы в полчаса на площади или где кому указано будет, на том месте стали; также никто не дерзает шумен быть.
3. Чтобы на неделю солдаты в переметных сумках или мешках для себя корму имели, — а на возах овса и на три дни сена.
4. Чтоб ружья и лядунок в избы не носили, но держали в сенях или амбарах, дабы порох в ровной мере ни студен ни тепел был.
5. Також как по сим пунктам, так и что приказано от кого будет, все сие Господам Офицерам хранить и исполнять, яко честным людям надлежит, и как Господу Богу и воинскому суду ответ подлежит дать.
На лодлинном Его Величества рукою написано:
Piter.

Деяния Петра I-го, Голикова.

7.

Между прочими распоряжениями Царь писал окруженному в Гродне Фельдмаршалу Огильвы: «На Саксонцев надеяться нечего. Если они и придут, так опять убегут и оставят нас; спасайте войска мои. Бросьте пушки, бросьте все, — сохраните мне только людей; а паче всего не оставляйте больных и вывозите их хоть на быках, только не отдавайте неприятелю.»

Чтобы успокоить Короля Августа, опасавшегося будто бы уклонение Русских от боя влечет за собою разрыв союза, — Государь от 12-го марта писал бывшему при Августе капитану Семеновского полка князю Додгорукову:
1. «Обнадежить короля в постоянстве союза и просить того же с его стороны».
2. «Сказать, что войска выводятся из Гродно для укомплектования и подвигаются только к границам, но совершенно Польши не оставляют.»

Положение капитана князя Долгорукова было весьма затруднительное. Август хитрил и всякое дело Царя готов был перетолковать, лишь бы оправдать себя. Нужно было уметь удерживать его верным Петру, сколько возможно долее, и Долгоруков успешно и ловко выполнял это политическое поручение.
Саксонский Король всячески убеждал Петра дать Шведам сражение и жаловался на делаемые к отступлению приготовления. Государь с своей стороны старался доказать, что прежде нужно спасти армию, а потом думать о битве. «Гродно место хорошее» — писал он — «да только для Ангелов, которым хлеба не надобно, а не для людей, которые привыкли каждый день есть и без того жить ее могут.» В другой раз, и на тот же вопрос, Петр отвечал Королю: «А если нас разобьют и Шведы вздумают идти на Москву, то заставят нас плясать по их дутке, и я неручаюсь, чтобы к ним не пристали и другие музыканты»

История Петра I-го соч. Полевого.

8.

Инструкция Петра Великого, данная начальникам.
«Чтобы все, а наипаче Офицеры, смотрели того, чтобы отнюдь крику не было во время боя, а тихо, и никто, кроме Офицеров, в то время говорить не должен, под наказанием смерти; а ежели в которой роте учинится крик, то без всякого милосердия тех рот Офицеры будут повешены. А Офицерам такая дается власть: ежели которой солдат закричит, тотчас заколоть до смерти, понеже в сем деле все состоит.»
«Во время боя или приступа, не должен никто раненного или убитого относить, или отвозить, ни начальных своих, пока бой минется; також не только во время боя, но и по совершении его, без главного указа ни какое добро и пожитки не смотреть и не поднимать, под наказанием лишения чести и живота.»
«Сначала похода, ни которой Офицер не должен караула у себя иметь, кроме сего: Генерал-Майор 6 человек, Полковник 3; а прочим чинам ни по одному не держать, но довольствоваться денщиками.»
«Во время баталии, пехотным стрелять таким образом: первая шеренга на коленах, а вторая стоя; ежели же через какую переправу неприятельская конница не может, то стрелять падением.»
«Становиться на каждом стане, или бое по ордеру начертанному; буде же кому места не будет с левой руки, так полки занимать справа одни за другими, во столько линий сколько даст места ширость»
«Никто не дерзает солдат рассылать для каких дел, далее 300 сажень, без главного указа.»
«Все указы, которые при пароле сказаны будут впредь, сверх сих, в равном хранении держать надлежит, якоже и сей. Також никто не дерзает всякого строения ломать, разбивать печи и окна, или жечь, или что портить без указа; також и в дороге лишних огней, шуму и прочих бесчинств отнюдь не чинить, но поступать как высшим так и низшим и рядовым так, как добрым и честным солдатам надлежит.»

Деяния Петра I-го, Голикова.

9.

О Головчинском сражении отдан был следующий приказ Государя, вполне характеризующий ход дела.
«Многие полки в том деле в конфузию пришли, не исправили свои должности, покинули пушки, непорядочно отступили, иные и не бившись, а которые и бились, то не солдатским, а казацким боем.»

10.

Письмо Государя к Ромодановскому от 30 июля, из Горок.
«Sir!
На Семеновский полк мундиры прикажи немедленно «строить и прислать сюда; а денег 12000 рублей на строение оного мундира уже давно посланы; а чего не достанет, «то изволь из своих каких-нибудь дополнить, которые немедленно будут у солдат вычтены и вам присланы.
Piter. »

11.

Из Горок, 4 августа.
«Господин Иванов!
На Преображенский и Семеновский полки определили мы ныне давать, на покупку лошадей, в год по 150 рублей на роту, которые деньги ныне пришли сюда от себя, от соляного сбора; а впредь откуда их брать, то определим по времени.
PS. О обувях солдатских справся с Курбатовым и чтоб их указное число было и с тем, что из ратуши отпустят.»

12.

К Ромодановскому:
«С сим письмом посланы образцовые палатки да пирамиды; изволь приказать сделать на Семеновский полк 520 палаток и 52 пирамиды, и прикажи выбрать к тому полотна, которое бы было почаще; а сие изволь приказать потщательнее сделать, зело нужно, а цена небольшая.
Piter.»
Переписка Императора Петра I-го.

13.

Так как генерал князь Голицын принадлежал, во все время доблестной службы своей, к числу Офицеров Семеновского полка, и до смерти своей числился в нем по спискам, то не лишним считаем заметить, что сражение при Добром показало в нем не только храброго Офицера, каким он был дотоле, но и искусного и распорядительного начальника. Он постоянно сохранял в деле хладнокровие, а где нужно, умел выказать необыкновенную энергию. Несмотря на то, что в описанном сражении князь лично бросался, впереди солдат, на гати, он не увлекся делом; знал, что весь успех зависит от внезапности нападения, и что это не более, как поиск. Не отступи он вовремя, Карл обрушился бы на него всеми силами, и прижал бы его к болоту и гатям; тогда, вместо победы, Голицын погубил бы свой отряд.

14.

Кроме показанных наград, Государь предоставил Голицыну просить, чего пожелает. Великодушный князь воспользовался этим случаем, чтобы помириться с недоброжелателем своим Репниным и отвечал Государю: «Прими в прежнюю милость Репнина.»
Удивленный Монарх уважил ходатайство героя и сверх других наград пожаловал ему 800 крестьянских дворов.

Знаменитые люди Русской земли, соч. Бантыш-Каменского.

15.

Письмо Государя к Ромодановскому от 14-го декабря.
«Sir?
На Семеновский полк ежели кафтаны и камзолы скоро не поспеют, — то хотя епанчи прикажи поскорее сделать и прислать, понеже в нынешнее зимнее время, от стужи епанчи весьма нужно надобны».

Переписка Петра Великого.

16.

Опасения Петра на счет того, чтобы Шведы не узнали расположения нашей армии, некоторые объясняют побегом одного из унтер-офицеров Семеновского полка (немецкого уроженца). Но могло ли такое ничтожное обстоятельство переменить план Государя? Да и что мог рассказать Карлу человек, знавший только положение своего полка? Разве Петр боялся измены Янсена, распорядителя инженерных работ под Азовом, или придал особенную важность побегу Преображенского капитана Гуморта под Нарвою, которые могли быть полезнее Шведам, чем фронтовой сержант? Карл мог узнать о расположении Русских рекогносцировками, которые постоянно делал, как бы ни велика была опасность смерти или плена. Нужно было предупредить это, а главное скорее выручить Полтаву, лишенную последних средств к защите. Вот почему Полтавский бой начался двумя днями раньше назначенного времени.

17.

«Из всех сражений» — говорит Вольтер — «когда «либо обагрявших кровью землю, одно Полтавское, вместо гибельных последствий, принесло счастье роду человеческому, потому что дало Царю свободу производить благотворные преобразования в великой части света. С начала текущего столетия до дня, когда я пишу эти строки, более 200 сражений даны были знаменитыми полководцами. Самые важные из них имели последствиями покорение городов, или областей, возвращенных потом трактатами и снова завоеванных; часто сражались стотысячные армии и неимоверные усилия сопровождались слабыми и скоро преходящими следствиями; с величайшими способами совершались ничтожные дела. Ни одна война не принесла наполовину добра против зла, которому была причиною; а полтавский бой послужил к счастию величайшей в свете Империи.»

18.

Подробности торжественного входа русской армии в Москву после Полтавского сражения, относительно Семеновского полка, состояли в следующем:
Семеновский полк открывал шествие, следуя за 24 трубачами и литаврщиками, с обнаженными палашами, и с распущенными знаменами. Вел его генерал-поручик и полковник князь Голицын, ехавший на богато убранном коне. Свиту его составляли адъютанты и ординарцы от полка. Потом чины полка несли взятые под Лесным трофеи; за ними шли пленные, и наконец везли пушки под Лесным же отбитые.

Деяния Петра Великого, Голикова.

19.

После полуторагодовых происков, старания Короля Шведского увенчались успехом. Султан объявил войну России, несмотря на то, что приближенные его говорили ему: «Закон велит защищать ищущих пристанища. Помоги Королю возвратиться благополучно в отечество, но не воюй с Царем; ибо тот же закон запрещает начинать ссору с тем, кто нас не обидел.»

20.

Вот письмо Государя из прутского лагеря в подлиннике.
«Господа Сенаторы!
Уведомляю вас чрез сие, что я со всем моим войском, без нашей вины и ошибки, но только чрез ложно полученное известие, окружен вчетверо сильнейшим Турецким войском, таким обозом и столько, что все дороги к провозу провианта пресечены, и без особенной Божеской помощи ничего, как совершенное наше истребление, или Турецкий плен предусматриваю. Если случится последнее, то не должны вы меня почитать Царем вашим и ничего исполнять, чтобы ваших рук ни дошло, хотя бы то было и своеручное мое повеление, покамест не увидите меня самолично. Ежели я погибну, и вы получите верное известие о моей смерти, то изберите между собою достойнейшего моим преемником.
Петр. »

21.

Бездействие, во время похода 1712 года, происходило от несогласия между союзниками. Следующие слова, взятые из писем Государя к разным лицам, служат доказательством тому. «Наши дела здесь за много начальством плохо успевают.» — «Уведомить вас ни о чем добром не могу, только зело, зело жаль, что люди свое добро за пустыми спорами уступают.» — «Желал бы я вас отсель о чем либо добром уведомить, но сказать нечего: что мы хорошее хотим, на то другие не соглашаются, а что другие предлагают, того сделать нельзя.»

Переписка Петра I-го с князем Меншиковым» фельдмаршалом Шереметевым.

22.

Подобное выражение ни сколько не доказывало немилости Государя, который делал и более строгие замечания людям, постоянно пользовавшимся его расположением. Оригинальность выражений постоянно проявлялась в письмах Царя. Приводим для примера письма:
К Курбатову.
«С чего ты взял, что я на тебя сердит и плачешь о том, яко Иона чреве кита? Если б я сердит был, то сказал бы тебе просто.»
Князю Меншикову.
«За что вас Нептун такою краткою зимою пожаловал? Не грех ли ему на меня сердиться, когда он знает, что я сердечно прилеплен к нему.»
В Сенат.
«Что было причиной вашего распоряжения? Что вы, на смех делаете, или от старости потупели? Но помните, что я спрошу у вас обо всем ответа не шутя.»
К Меншикову.
«Датчане не благодарны к нам, но они неприятели Шведам и их надобно беречь для моря. Божья воля из Савла Павла сделала, но я все еще как неверный Фома, сомневаюсь».

Переписка Петра Великого.

23.

Под районом полка, во время стоянки его зимою 1715 года в Лифляндии и Курляндии, были следующие города и селения: полковой штаб — в Франценбурге; первый батальон — в Блидене, 3-й — в Гольдингене; кроме того роты занимали Грос-Ауц, Шрупдер, Нейгаузен, Вюрген u Цабельн.

Из дел полкового архива.

24.

Во время пребывания Семеновского полка в Лифляндии и Курляндии, Государь весьма часто делал различные поручения Голицыну. От 11-го января, писал он ему из Петербурга: «Понеже отправляется отсель Принцесса Ост-Фрисленская, и служители блаженные памяти Крон-Принцессы нашей невестки, в отечество свое, то соберите в Митаве с совета Курляндских Ландштурмов 114 подвод; а понеже одним подводам от Митавы до Мемеля ехать не без трудности, того для велите на половине дороги поставить других лошадей, числом против тогож.»

Подлинное хранится в канцелярии полка.

25.

Цель занятия русскими войсками Копенгагена и соединения под стенами его флотов русского, датского, английского и голландского была — сделать высадку в Швецию, между Гельзенборгом и Карлскроною. Много употреблено со стороны Петра для этого усилий и все они остались тщетными. Союзники медлили, спорили, упускали время: «Бог ведает, что за мученье с ними» — писал Государь Апраксину — «Самое надобное время упускают и как будто чужое дело делают.»

26.

Подробности о пребывании Русских в Копенгагене, см. История Петра I, соч. Полевого.

27.

Тотчас по размещении на квартиры князь П. М. Голицын просил Государя, чтобы, воспользовавшись близостью торговых городов и свободным временем, приступить к обмундированию полка. Его Величество не только разрешил это, но принял на себя многие подробности распоряжений. Капитан полка Лихарев должен был отправиться по Высочайшему повелению в Гамбург, к банкиру Говерсу, со следующим письмом Государя.
«Понеже нам надобны деньги в Гамбурге, на дело мундира на нашу Гвардию, того для посланному нашему Капитану Лихареву, отдайте 10000 червонцев, вместо которых мы велели отдать корреспонденту вашему в Петербурге, по 2 р. 4 коп: за червонный; и о том указ послан в Сенат, на сей же почте, который вам отдаст Капитан Лихарев.»

В то же время Государь писал:
1) Князю Федору Юрьевичу Ромодоновскому.
«Мундир, который у вас сделан на Семеновский полк, ныне уже сюда не присылайте, понеже мы подрядили в Гамбурге оный делать вновь; а извольте тот мундир отдать в военный приказ Князю Якову Федоровичу, дабы оный употребили они в другие полки, и в том учините с ним счет, и по счету, чтобы то число денег, что мы велели выдать из соляных 20,400 руб. были возвращены назад.»
2) В Сенат: содержание этого письма состоит в приказании выдать корреспонденту банкира Говерса 20,400 руб. взамен взятых в Гамбурге на обмундирование Семеновского полка, 10000 червонцев.
Несмотря на все эти распоряжения, обмундирование полка шло весьма неуспешно. По приезде в Гамбург, Лихарев имел много хлопот с Говерсом, который не хотел выдавать денег, не получив векселя от командира полка князя П. М. Голицына. Между тем мундиры были уже заказаны и подрядчики жаловались на неуплату денег.

Из дел полкового архива.

28.

Командир полка, видя лишения, переносимые солдатами во время стоянки в Померании, приказал:
1) Если в дивизионную квартиру потребуются унтер-офицеры или рядовые, не более трех человек, то господам майорам давать им своих лошадей. 2) Для заболевающих чинов полка, лекаря привозить на обывательской подводе, не вычитая за нее с больного; и 3) в случае сбора рот, солдатский багаж привозить в Росток на обывательских подводах, требуя их за указную плату от жителей; в случае же отказа, брать силою.

Из дел полкового архива.

29.

Вот подлинный перевод письма Короля Датского к командовавшему Семеновским полком князю П. М. Голицыну.
«Высокородный Князь, особливо-любительный Господин Генерал! Достал я постороннюю ведомость, что от полков Царского Величества, под командою Вашею обретающихся, роты поставлены в мои города и деревни, о чем при сем посылаю до вас письма от городов: Рыбница и Бутцова, и от моего амата Мекленбурга и от других мест; по которым я уведомился и которые изволите сами усмотреть; и если оные люди ваши в помянутых городах будут иметь квартиры, то земля моя весьма разорится, понеже оные города и деревни и так давно разорены и не могут на мой трон субсистенции иметь, о чем я принужден вам доносить; а я ради Царского Величества людей своих в самых малых местах уместил, и в шляхетских деревнях не ставил, дабы ссоры не произошли, и я того не могу разуметь, как Вы Господин Генерал, по своей воле, расположили людей команд своих, в города мои и деревни, понеже послан от Его Императорского Величества, по зиме вам указ, да Г. Фельдмаршала Шереметева, тому уже слишком 10 дней, что в города мои и деревни людей Ваших ставить не велено; и я надеялся на вас Г. Генерал, что вы указ Царского Величества слушать будите и людей ваших из моих городов и деревень выведите, на старые их квартиры, а когда люди ваши будут маршировать на старые квартиры, дабы обыватели тех городов и деревень моих обид и разорения не показали, то мои труппы (войска) вступят в те города и деревни; а дабы между ими, какой ссоры не произошло, того надлежит смотреть накрепко, как от ваших людей, так и от моих Командирам; — и на оное требую от вас скоро себе ведомости.
До вас Г. Генерала добрый друг Карл Леопольд. »

Письмо писано на немецком языке; здесь помещена копия с перевода, подлинник которого хранится в архиве полка.

30.

Князь Петр Михайлович Голицын, подобно брату его, пользовался особенным расположением Петра Великого, который часто делал ему поручения, не касавшиеся полковой службы. Это доказывается несколькими письмами Государя, хранящимися в делах полка. Вот одно из них:
«Господин Подполковник
По получении сего, мелкие суда все отправьте к Грибевальду и положите на них сколько возможно муки и тотчас сами по указу подите сюда же.»
Другие письма, находящиеся в архиве следующего содержания:
1) Об отправке оранжерейных деревьев из Гамбурга к Любеку и потом в Петербург.
2) О нанятии шкиперов и судов под буковые деревья.
3) О заготовлении лошадей для Царских проездов.
4) О постройке галер в Ростоке.

31.

Строгие распоряжения князя П. Голицына относительно сбора провианта, до того напугали Ревельский магистрат, что он отправил к князю депутацию с следующим письмом: «Понеже мы вчерашнего числа поведали, будто Ваше Великокняжеское Сиятельство, на нас немилость какую имеет, за то что мы в С. Петербурге жалобу на оный полк, который под Вашею Великокняжеского Сиятельства командою состоит, принесли. Об этом того больше сокрушаемся и сожалеем, понеже мы никогда и не думали жаловаться, а только принуждены были Г. Генерал-Губернатора подданнейше просить: мещанам нашего города милость оказать, равно и нам умоление и льготу в квартирах Его Великоцарского Величества. И просим мы Ваше Великокняжеское Сиятельство подданно, да благоволит немилость свою в милость обратить и приказать, чтобы Ратман Фрейг, который ныне заарестован, «освобожден был.»
Выражения этого письма достаточно объясняют характер жителей Курляндии, того времени, всегда покорных и льстивых при строгости и непослушных при ласковом с ними обращении.

Из дел полкового архива.

32.

Ведомость

о числе чинов Семеновского полка, назначенных в поход 1721 года и об оставшихся но разным назначениям.

Звание чинов По списку Назначено в поход в Петербурге в Москве в Новгороде в разном расходе итого
Штаб-офицеров 5 3 - 1 - 1 5
Обер-офицеров 75 51 3 4 - 17 75
Сержантов 28 20 2 - 1 5 28
Каптенармусов 26 21 1 1 - 3 26
Фурьеров 13 10 1 1 - 1 13
Подпрапорщиков 12 11 - - - 1 12
Капралов 78 58 5 4 1 10 78
Солдат 1858 1424 108 96 44 186 1858
Гобоистов 29 24 1 - - 4 29
Барабанщиков 39 32 3 2 - 2 39
Пушкарей 37 35 1 1 - - 37
Алебардщиков 7 6 - - - 1 7
Нестроевых 336 219 44 16 33 24 336

ИТОГО 2545 1914 169 126 79 255 2545

 

33.

Парадное вступление полка в Москву, по заключении Ништадтского мира и по объявлении Петра I-го Императором, происходило в следующем порядке: 1) Гренадерская рота; 2) Полковник князь М. М. Голицын; 3) Два подполковника; 4) четыре майора; 5) 6 капитанов в ряд; 6) шесть капитал поручиков; 7) Двенадцать ротных знамен в две шеренги; 8) Весь полк строем, имея мушкетоны на плече, с барабанным боем и музыкою, младшие офицеры предводили ротами.

Деяние Петра Великого, Голикова.

34.

С давних пор Петр предусматривал выгоды, какие могут доставить России сношения ее с Персиею. Для открытия этих сношений, за долго еще до Ништадского мира, послана была на восток экспедиция, под начальством Бековича. Персы уничтожили ее и с тех пор постоянно грабили купцов наших, пытавшихся начать торговлю с землями, лежащими за Каспийским морем. Все это было причиною персидской войны 1722 года.

35.

Указ

Как высшим, так и низшим воинским чинам, и прочим служителям, что надлежит остерегаться в сих жарких краях.

«Как здесь, так и куда идем, еще большее остерегание иметь надлежит от фруктов, ради их множества, также от соленого, не токмо от рыбы, но и от мяса, чего ради, оного с собою отнюдь не брать, как на полторы, или на две недели; понеже когда на землю выдем и марш землею иметь будем, в самые жары, и в таком жарком климате, где запрещается весьма все соленое «есть; понеже и от жару довольно жажды будет, кольми паче от соленого.»
«Фрукты лучше не есть вовсе, особливо остерегаться дынь, шелковицы и винограду.»
«Маркитанту по выходе на землю запретить продавать рыбу, соленое мясо и фрукты».
«Також смотреть, чтобы никто от 9-го часа по утру, до 5-ти часов пополудни, без шляпы не ходил и не сидел, где кровли нет; на голой земле не спать».
«В питье воды надзирание иметь; в марше не пить; сие все чинить офицерам самим, для образца солдатам.»

36.

Чтобы вернее изобразить персидскую компанию 1722-го года, приведу собственные слова Императора: «Марш был не велик, но только зело труден от бескормицы и от жаров. Нас всюду принимали смирно и с приятным лицом. Мы даже рады были какому-нибудь случаю подраться, особенно те из нас, кто еще свиста пуль не слыхивал.
Утемышцы оказались с нами неучтивы и за то мы полюбовались фейерверком, отдавая им контр-визит.»

История Петра Великого, соч. Бергмана.

 

Внутренние учреждения

37.

1715 года декабря 5-го дня Царица удостоила командующего полком следующего собственноручного письма. 
«Благородный Господин Подполковник!
По получении сего, прикажите в Курляндии приготовить фуражу по Рижской дороге до Мемеля, для нашего обоза, на 150 лошадей; и чтоб оный фураж готов был к 25 числу сего Декабря по всем почтам.
Впрочем пребывам
Царица Екатерина.
Из С. Петербурга.»

Подлинное хранится в канцелярии полка.

38.

Несмотря на строгие взыскания, число просрочивавших было весьма значительно. Государь лично обращал на это свое внимание, и писал Ромодановскому:
«Sir!
Против посланного при сем именного списка, сыскав Семеновского полка офицеров и рядовых, изволь выслать
сюда тотчас, не отлагая ни малого времени.»

В приложенном списке показано не явившихся из Москвы 7, из Смоленска 2, из Нарвы 4, из Киева 13, из Межеричь 15.

Деяния Петра Великого, Голикова.

39.

Правила об отпускных, составленные в 1724 году, были следующие:
1) По истечении срока, каждый обязан явиться к полку, где бы он ни был, без всяких отговорок.
2) Кто не явится будет штрафован лишением чинов и всего движимого и недвижимого имения.
3) По прибытии в дома свои явиться, в течение 10-ти дней, в губернии или уезды, кому где способнее, и данную подорожную явить Губернатору, Воеводе, или другому управителю.
4) Записаться, которого числа поедут из домов своих и прописывать на билете время выезда.
5) На пути из Петербурга и обратно, ни проезжим, ни обывателям, обид и разорения не делать.
6) Ежели объявлено будет о выступлении полка или роты, к которой отпускной принадлежит, — в поход, то являться прежде окончания срока.

Из дел полкового архива, за 1724 год.

40.

Доношение,

Лейб Гвардии Семеновского полка обер и унтер офицерам, которые удостоены к повышению ранга по баллотированию, также по старшинству.

По баллотированию 
штаб и обер-офицеров, 
через 30 голосов
Отметка руки 
Его Величества
Баллы
В белом В черном В сомнительном

В капитаны из капитан-лейтенантов

Быть по большему числу баллов

     
1 Иван Бахметьев 27 1 2
2 Князь Алексей Шаховской 23 2 5
3 Степан Шепелев 23 3 4
  В обер-офицеры из сержантов через 26 голосов      
  В адъютанты      
4 Князь Алексей Щербатов 23 2 1
 

В унтер-лейтенанты

     
5 Дмитрий Дурново 22 - 4
6 Иван Зиновьев 17 9 -
7 Князь Петр Волконской 21 1 4
 

В фендрики

     
8 Андрей Сабуров 19 7 -
9 Иван Воейков 15 10 1
10 Михаил Вильям. Зернов   15 5 6
11 Князь Давыд Волконский 19 7 -
 

Петр.

Подлинное хранится ее канцелярии полка.

41.

Ведомость,

представленная в канцелярию полка 1722 года марта 22-го, от 4-й роты.

Наименование вещей Ныне при роте Сверх того в отлучении Недостает Всего следует быть в роте
в Петербурге в Новгороде в разных посылках в отпуску
Партазанов обер-офицерских 4 1 - - - - 5
Пика обер-офицерская 1 - - - - - 1
Алебард Сержантских 3 - - - 1 - 4
Алебард  Капральских 3 - - - 3 - 6
Алебард Каптенармусских 2 - - - - - 2
Значок Фурьерский 1 - - - - - 1
Барабанов медных 3 - - - - - 3
Сум каптенармусских 4 - - - - - 4
Копий солдатских   18 - - - - 18
Кафтанов 124 - - 6 34 1 165
Камзолов  124 - - 6 34 1 165
Штанов 124 - - 6 34 1 165
Епанчей 120 - - 6 34 5 165
Шляп новых с кистями 125 - - 4 34 2 165
Фузей со штыками 98 - - 4 24 - 126
Мушкетов 10 - - 2 5 1 18
Лядунок с патронами 108 - - 6 29 1 144
Палашей новых 127 - - 4 34 - 165
Портупей 117   - 6 34 8 165
Палаток - 24 - - - - 24
Пирамид - 4 - - - - 4
Ранцев 98 - - 6 34 27 165
Полунагалищ 108 - - 6 29 1 144
В полевом ящике патронов - 3468 - - - 852 4320
В галерном ящике патронов - 4320 - - - - 4320
Новый патронный ящик - 1 - - - - 1
Картечь фузейных 920 5360 - 20 - - 6300
Картечь мушкетонных 40 480 1 10 - 10 541
Лопаток железных - 20 - - - - 20
Кирок - 3 - - - - 3
Топоров - 4 - - - - 4
Лошадей 7 - - - - - 7
Фурманов - 3 - - - - 3
Фуражных телег - 2 - - - - 2
Палуба - 1 - - - - 1
Хомутов  12 - - - - - 12
Унтер-офицерских алебард - 4 - - - - 4
Копий капральских - 6 - - - - 6

Исходящие письма полкового архива, за март месяц, 1722 год.

42.

О том, что Государь обращал особенное внимание на обмундирование полка, видно из многих писем, приложенных выше. Приводим еще одно, от 13 Февраля 1719 года, к подполковнику князю П. М. Голицыну.
«Г. Подполковник!
Получили мы ныне письмо от Князя Цесаря, в котором изволит писать, что на Семеновский полк на дело мундира сукна и подбой посланы с Москвы в С. Петербург еще в Декабре месяце, и для того из тех сукон на Семеновский полк мундир делайте в С. Петербурге; понеже пишет, что лучше тех сукон на Москве нет. А сколько в указное число сукон недостанет оное требуйте из воинской коллегии и о том Господам президентам воинской коллегии предложите.
Петр.
С Марциальных вод.»

Подлинное письмо хранится в полковой канцелярии.

43.

Следующее письмо к князю Ромодановскому показывает, до каких подробностей доходил Государь, во всем до полка касающемся, и вместе с тем, — как часто изменялись формы обмундирования в военное время.
«Кафтаны сшить об одних петлях и прорезать их у большой руки по 12, а у средней по 11 петель на поле, только по пояс, и прислать сюда без пуговиц; а каковые третьего года кафтаны присланы были в Киев большой руки, ныне сделать средней руки, а большой руки сделать тех больше».

Переписка Императора Петра Великого.

44.

Количество материалов, необходимое для обмундирования полка, как видно из входящих писем от 26 апреля 1721 года, было следующее:


Материала

На какие предметы Сколько Большой рост (в полку 1278 чел.) Средний (918 чел.) Малый (92 чел.) Итого
На кафтан зеленого сукна Одному 3 14 3 4 3 2 8223 ар. 4 верш.
Всем 4952 4 2983 8 287 8
Красного на обшлага Одному - 5 - 4 1/2 - 4 3/4 8482 ар. 15 верш.
Всем 399 6 258 3 18 4
Красн. на камзолы и штаны Одному 3 8 3 5 3 3
Всем 4473 - 3040 14 293 4
Василькового на воротники Одному - 1 - 1 - 1 143 ар. 5 верш.
Всем 79 14 57 6 5 12
Байки на подкладку Одному 5 - 4 4 4 3 10676 ар. 12 верш.
Всем 6390 - 3901 8 385 4
Крашенины тонкой под фалды и рукава Одному 4 4 3 12 3 - 9150 ар.
Всем 5431 8 3442 8 276 -
Крашенины толстой вместо клеенки Одному 2 - 1 6 1/2 1 6 3973 ар. 7 верш.
Всем 2556 - 1290 15 126 8
Холста подкладочного под камзолы и штаны Одному 12 - 11 4 10 3 26600 ар. 12 верш.
Всем 15336 - 10327 8 937 4

 

45.

В 1718 году, с разрешения князя Голицына, полковая канцелярия предписала начальнику московской команды, продать многие вещи, хранившиеся в московских и Семеновских полковых анбарах.
Из полученных канцеляриею сведений видно, что в то время были проданы прапоры:
Один по зеленой, чешуйчатой камке, с изображением на обеих сторонах Архистратига Михаила; каймы на прапоре, равно как и откоски, расписаны золотом и серебром, кругом шла бахрома шелковая, желтая.
Другие, — из белой тафты, по которой на обеих сторонах нарисованы орлы и звезды: каймы шитые золотом и серебром (таковых продано было в один раз 77 штук).
Третьи — по зеленой Тафте, с изображением Царя Константина с крестом, каймы и откоски писаны серебром.
Все другие прапоры были различных цветов, как то: голубого, желтого, радужного, с изображениями ангелов, херувимов, месяца, звезд, орлов и проч. Тогда же продано было множество значков из тафты и парчи, с шелковою, разноцветною лопастью и бахромою. Кроме того в описании помещены — кафтаны всевозможных цветов: голубые, белые, песочные, красные, маковые и другие; сумы, лядунки, фузеи, башмаки, чепраки старые суконные и новые телячьи, узды и проч.

Входящие письма, за 1718 год.

46.

ШТАТ.

Из Главной артиллерии, сколько в Семеновском полку положено иметь артиллерийских орудий и какие при них принадлежности, с означением сроков сих предметов.

Hа 15 лет

Пушек, 3-х фунтовых, медных 2

Hа 10 лет

Мартирцев 6-ти фунтовых, железных 4

На 6 лет

Станков пушечных, с передками и колесами, окованных  2
К ним в запас, колес передних и задних 2
Осей  2
Станков мортирных 4
Ящиков пушечных 4
Шуфл медных 4
Пыжевников 2
Трещеток 2
Банников и забанников пушечных 2
Банников мортирцевых 2
Цепов, с ремнями по 2 4
Клиньев дубовых 3
Гапшпигов 3
Мерок пороховых, пушечных 2
Тоже мортирцевых 4
Покрышек свинцовых 2
Кож сафьянных 2
Канатов притяжных и оттяжных, двадцати саженных, весом по 2 пуда 2

На один год

Пушечного снаряда в ящиках:  
Пороха пушечного в заряды 11 пуд. 10 фун.
Пороха ручного на засыпки 11 пуд. 6 фун. 2 зол.
Пеньки на пыжи 1 пуд
Жести на картузы 300 лист.
Армяку на мешки 131 1/4 арш.
Трубок тростяных, нарядных, по 1/4 на выстрел 375 штук.
Свечей палительных, на 7 выстрелов по одной 42 шт.
Фитиля  20 фун.
Рогожных циновок для сушки пороха и снарядов 4

К мортирцам
По пропорции 10 выстрелов на каждую; на все 4 мор-тирцы:

Гренад нарядных 40
Трубок деревянных, нарядных 50
Пороха мушкетного в заряды 10 пуд.

Из дел полкового архива. Входящие письма №18-й

47.

Каждый из ружейных приемов, названный в уставе Генерала Вейде, делался следующим образом:

1) Мушкет на караул. — состоял из трех темпов, из которых каждый исполнялся по особым командным словам, а именно:
а) Правою рукою за мушкет.
По этой команде правою рукою следовало взять ружье за изложину под курок, и в то же время левою обернуть его несколько к себе, спустив руку ниже изложины. Оба локтя отделялись вперед, правая нога отставлялась на полшага вправо.
б) Мушкет к верху.
Обеими руками оттолкнуть ружье вперед, потом левую опустить вниз, а правою держать фузею замком вправо, и в то же время приставить правую ногу.
в) На караул.
Опустить мушкет правою рукою к низу, подхватив его левою у второй скобки. Большой палец правой руки накладывался на курок, а конец ствола приходился наравне с головою. В то же время правая нога отставлялась на полшага назад, так что солдат принимал положение несколько похожее с прежним держанием ружья на изготовке в цепи.
2) Мушкет к ноге, в четыре темпа; по команде:
а) Мушкет перед себя.
Обхватив ружье обеими руками, правою — у изложины под курком, а левою — выше замка, выносить ружье перед себя вертикально, курком на четверть от груди; правую ногу поставить наравне с левою, на полшага от нее.
б) Правою рукою за ствол.
Правую руку из-под изложины перенести на конец ствола, обхватив его ладонью, и опустить ружье в правой руке вниз, так чтобы кисть последней была наравне с поясом, и на четверть впереди его.
в) К ноге.
Левая рука опускалась на свое место: ружье в правой переносилось к правой ноге и становилось у носка ее, прикладом на землю. Кисть правой руки оставалась на верху ствола вывороченною вперед.
г) Опустите правую руку к низу.
Правая рука от верха ствола опускалась на середину его и охватывала ружье, как ныне при приеме на перевес.
3) Положите мушкеты на землю: в два темпа.
а) Ступайте правыми ногами наперед.
Правая нога делает шаг вперед; правая рука переходит от середины ствола к верхней части.
б) Положите мушкеты.
Ружье против своего места клалось на землю замком к верху; корпус выпрямлялся и правая нога придвигалась на прежнее место.
4) Возьмите ружья: в четыре темпа.
а) Ступайте правыми ногами наперед.
Исполнялось то же самое, что по первой команде предыдущего приема.
б) Берите мушкеты.
Корпус наклонялся вперед, подавшись на правую ногу, и в то же время правая рука брала фузею между серединою и концом дула.
в) Вставайте.
Солдат выпрямлял корпус, придвигая правую ногу на место. Правая рука переходила к концу ствола, в положение предписанное 3-м темпом приема: мушкет к ноге.
г) Опустите правую руку.
Исполнялось предписанное тою же командою выше.
5) От ноги на караул: в два темпа.
а) Мушкеты перед себя.
Ружье переносилось правою рукою вперед и подымалось так, чтобы кисть была наравне с подбородком и на четверть впереди его. Левая рука обхватывала ствол на его середине.
б) Мушкет на караул.
Толкнув левою рукою приклад к верху, правою — охватывали изложину, как показано в том же приеме выше.
6) Превращенно на плечо: в три темпа.
а) Мушкет перед себя.
С караула ружье бросалось, как показано в 1-м темпе предыдущего приема.
б) Оборотите мушкеты.
Левою рукою, (оставив ее на том же месте) ружье переворачивалось дулом вниз, а правая рука из-под изложины охватывала середину дула.
в) На плечо.
Правая рука опускалась на свое место; левая переходя к концу дула, клала ружье. на левое плечо прикладом назад и замком к верху, так, чтобы конец ствола был против средины груди.
7) На караул: (с превращенного держания на плече) в три темпа.
а) В третье мушкеты правою рукою.
Не трогая левой кисти с места, поднять ружье прикладом вверх; обхватив правою кистью середину ствола, отделить ружье на четверть вперед.
б) Оборотите мушкеты.
Ружье обеими руками переворачивалось прикладом вниз; левая рука от конца дула переходила на середину расстояния между замком и правою кистью.
в) Мушкеты на караул.
Исполнялось предписанное вторым темпом той же команды, приема от ноги на караул.
Когда солдаты знали делать каждый темп по особой команде, тогда заставляли исполнять тоже самое, ровно, по командам приемов.
Кроме вышепоказанных приемов, были еще команды: Схороните замки от дождя и ружье на погребение. Как делалось исполнение этих команд, в уставе не объяснено; видно только, что после первой, ружье бралось замком под левую мышку, как и ныне, но левая рука опускалась вниз; а по второй, точно также держали ружье, но прикладом вперед.

Заряжание ружья производилось по 12 командам, из которых каждая составляла особый прием. Устав не объясняет, как делали первые три темпа заряжания, но чертежи, к нему приложенные, показывают положения солдата и ружья по окончании каждого приема и тем дают возможность описать их.
1) Откройте полку. Ружье от ноги перебрасывалось к правому бедру и бралось горизонтально левою рукою за ствол. близь замка. Большим пальцем правой кисти открывалась полка.
2) Порох на полку. Правою рукою бралась висевшая у правого бедра натруска, и из нее насыпался порох на полку.
3) Закройте полку. Натруска опускалась; большой палец правой руки упирался в головку курка, а двумя следующими пальцами закрывалась полка.
4) Оберните ружье к заряду. Левая рука, перейдя на середину ствола, опускала ружье прикладом к низу, перенося его в то же время к левому бедру и ставила приклад на пол-аршина за каблук левой ноги; дуло отделялось на четверть от середины груди; правая рука опускалась на место.
5) Заряд из лядунки. Правою рукою вынимался заряд из лядунки и в тоже время рука эта вытягивалась вперед, как бы показывая патрон, который держали только указательным и большим пальцем.
6) Заряд в ствол. По этой команде правою рукою патрон вставлялся дуло, и в тоже время без команды вынимали шомпол; сделав это, держали его в правой руке за середину горизонтально, нижним концом в груди.
7) Шомпола в стволы. Правою рукою вставляли нижний конец в ствол и потом без команды три раза прибивали заряд.
8) Шомпола из стволов. Подкинув шомпол правою рукою два раза, вынимали его из дула и держа за середину, горизонтально, вытягивали руку вперед, также как и с патроном.
9) Шомпола на прилежащее им место. Шомпола вставлялись в трубку, без особенных правил; после чего правая рука оставалась у дула.
10) Приподнимайте мушкеты. Левою рукою поднималось ружье к середине груди, на четверть от нее и от земли, правая рука от дула переходила на середину ствола.
11) Ухватите левою рукою под правую. Оставляя ружье в том же месте, левая рука от верхней части ствола переходила к замку.
12) Мушкеты на караул. Эта команда соответствовала нынешней товсь; по ней левая рука приподымала приклад к правому бедру и правая — охватывала кистью изложину, у нижней скобы; большой палец накладывался на курок, а указательный на собачку.

Пальба состояла из двух приемов.
1-й, Прикладывайтеся.
По этой команде взводили курки и, выставив левую ногу на полшага вперед, начинали подводить ружье горизонтально к правому плечу, упирая приклад в сгиб его.
2-й, Стреляйте.
«Тогда» — говорит устав, «солдатам надобно накрепко смотреть, чтоб им всем вдруг выстрелить».

Отдельные команды на каждый темп заряжания, употреблялись только на ученьях, для уравнения приемов. Все они, вместе с пальбою, соединялись в три главные команды: 1) Заряжайте ружья и будьте готовы. 2) Прикладывайтеся. 3) Стреляйте.

48.

В 1718 году, в дни караула, Семеновский полк занимал следующие посты:

 

ТАБЕЛЬ

Караулов, занимаемых полками гвардии с обозначением числа чинов в них наряжаемых.

Название караулов

Чины

Обер-офицеров Сержантов Писарей Барабанщиков Каптенармусов Капралов Ефрейторов Профосов Солдат ИТОГО
Адмиралтейская крепость 2 2 2 3 - - - 2 40 51
В морской канцелярии - 1 - - - 1 - - 12 14
У адмиралтейск. строений - 1 - - - 1 - - 16 18
В адмиралтейск. канцелярии - - - - - 1 - - 3 4
У соляных анбаров - - - - - 2 - - 26 28
В конторе адмиралтейских дел - - - - - - 1 - 4 5
У Перспективного моста - - - - - - 1 - 4 5
У арестантов и денежной казны - 1 - - - 1 - - 16 18
В Счетной канцелярии - - - - - - 1 - 3 4
В чертежной - - - - - - 1 - 3 4
У торшктаута - - - - - - 1 - 4 5
У казенных судов - - - - - 1 - - 11 12
У лесного магазина - - - - - - 1 - 7 8
У мачтового леса - - - - - - 1 - 4 5
На мастерском дворе - - - - - 1 - - 15 16
В большой кузнице - - - - - 1 - - 17 18
У прядильных сараев - - - - - - 1 - 18 19
У переноски припасов - - - - - 1 - - 7 8
У пролома - - - - - 1 - - 34 35
У нижнего пролома - - - - - 1 - - 27 28
У каменных ворот - - - - - 1 - - 29 30
У новых ворот - - - - - 1 - - 22 23
У якоря - - - - - - 1 - 2 3
В подрядной канцелярии - 1 - - - 2 - - 71 74
В крепости 2 1 1 1 - 1 - - 63 69
На галерном дворе - - - - - 1 - - 13 14
У Исакия - - - - - - 1 - 2 3
За адмиралт. у анбаров - - - - - - 1 - 2 3
У кожевенного двора - - - - - - - - 3 3
На соймах - - - - - - 1 - 6 7
У смоляного двора - - - - - - 1 - 2 3

ИТОГО 4 7 3 4 - 18 13 2 486 537

 

49.

В 1724-м году не только число караулов, но и название их совершенно изменилось. Прилагаем табель того времени.

 

ТАБЕЛЬ

Караулов бывших в С. Петербурге в 1724 году

Название караулов

Чины

Обер-офицеров Сержантов Писарей Барабанщиков Каптенармусов Капралов Ефрейторов Профосов Солдат ИТОГО
В адмиралтейской крепости, включительно с малыми ее караулами 5 5 2 3 1 8 11 3 301 339
К генер.-лейтен. Боку - - - - - - 1 - 5 6
К генер.-лейтен. фон Миниху - - - - - - 1 - 5 6
В канц. г.м. Салтыкова - - - - - - - - 2 2
В канц. полицмейст. дел - 1 1 - - - - - 16 18
У императорск. лесов - - - - - - - - 9 9
В канц. г.м. Юсупова - - - - - - - - 2 2
В канц. г.м. Дм. Мамонова - - - - - - - - 3 3
У Красного кабака - - - - - - 1 - 5 6
У пороховых заводов - - - - - - 1 - 11 12
На галерном дворе - - - 1 - 1 - - 15 17
На устье Ижорском 1 - - - - - - - 9 10
В Вологодской ямской - - - - - 1 - - 5 6
У голландского резидента - - - - - - 1 - 4 5
У князя Цесаря - - - - - - 1 - 4 5
На дорогк у Ижоры - - - - - - 1 - 6 7
На мануфактур. заводе - - - - - - - - 5 5
У вольных бань - - - - - - - - 2 2
У Невского Монастыря - - - - - - - - 3 3
У садов новой крепости - - - - - - - - 4 4
На пильн. мельн. в Усть- Ижоре - - - - - 1 - - 10 11
У бум. мельн. в Красном Селе - - - - - - - - 3 3
В Новой Голландии - - - - - 1 - - 4 5
У датского резидента - - - - - - 1 - 4 5
У шведского посланника - - - - - - 1 - 4 5
На каторжном дворе 1 2 - 1 - 2 - - 144 150

ИТОГО 7 8 3 5 1 14 20 3 585 646

Из дел полкового архива. Входящие письма, за 1724 год.

50.

В 1722 году, кроме того, что при царских работах находились постоянно 2 офицера и 62 рядовых, было раскомандировано из полка до 300 человек. В числе последних были:

В Амстердаме:
подполковник — 1
рядовых — 10
В Стокгольме:
майор — 1
гобоистов — 2
В Киеве, для отыскания каменного угля по Днепру:
лейтенант — 1
рядовых — 7
В Сибири, при рудных промыслах.
капитан — 1
рядовых — 10
В Ревеле, для заказа амуниции:
фендрик —1
рядовых — 17
В Астрахани, при губернаторе:
унтер-лентенантов — 2
рядовых — 30
В Глухове, для исправления прокурорской должности:
капитан — 1
при нем: рядовых — 18
В Казани, для понуждения вице-губернатора к доставке лесов:
сержант — 1
при нем: рядовых — 6
В Сибирских губерниях, при заведывающем сборами податей:
лейтенант — 1
рядовых — 27
На Волховской пристани
нижних чинов — 42
При работах ладожского канала:
капитан-лейтенантов — 2
рядовых — 34
В Москве для надзора в присутственных местах:
сержантов — 3
рядовых — 11
В разных командировках от Сената:
обер-офицеров — 9
нижних чинов — 60

Взято из дел полкового архива за 1722 год: Входящие письма № 22-й.

51.

Перевод подъемных лошадей полка из Ладоги в Новгород сделан по личному распоряжению Петра I-го, которое заключается в следующем письме его к Г. Татищеву.
«Когда к вам из Копорья, Думашев пришлет Семеновского полка лошадей, которые пришли из Ладоги и ты их прими и вели кормить в Новгороде.»

Переписка Императора Петра I-го.

52.

Для доказательства того, что денег собираемых за рационы достаточно было для содержания полковых лошадей, приводим, что в 1721 году одних недоимок, взысканных командированным для того капралом Языковым, было:

С губернии Нижегородской — 800 руб. 5 коп.
С провинции Арзамасской — 301 руб. 5 коп.
С провинции Алатарской — 288 руб. 1 коп.
С губернии Архангельской — 300 руб. 18 коп.
С провинции Устюжской — 333 руб. 24 коп.
С провинции Вологодской — 549 руб. 23 коп.
С провинции Галицкой — 609 руб. 4 коп.
Всего с 7-ми городов 3180 рублей

Дела полкового архива, за 1721-й год.

53.

При учреждении в полку, инженерной школы, главным руководством принят был следующий указ Петра I-го, данный гвардии в 1721 году.
«Зело нужно, дабы офицеры знали Инженерство, буде не все, то хотя часть оного; ибо случается кто куда откомандирован бывает в даль, или в какой либо пост, где надлежит оборону себе сделать; а Инженеров всюду в такие малые дела посылать не возможно; так же когда нужда позовет, вдруг, около всего войска сделать траншамент, то где Инженерам возможно около всего войска сию работу в несколько часов исправить; а когда офицеры знают, то по данной диспозиции, или где в отлучке, тотчас оное исправить могут; того для, объявить всем обер и унтер-офицерам нашего полка, чтоб Инженерству учились; а особливо, которые в 25 лет и моложе, с таким объявлением, что сих лет, ежели кто не будет знать, а особливо нижеписанной нужной части, тот не будет произведен выше того чина, в котором он ныне обретается; а для сего учения всегда, где полк станет на квартиры, занимать особенный двор; и чтобы из наших офицеров, которые инженерство знают, по одному или по два, непрестанно в оной переменяясь, жили и офицеров обучали; в чем майорам смотреть накрепко, который у полка присутствует.»
Нужнейшая часть Инженерства:
1) Пять частей Арифметики, а по самой крайней нужде хотя одна нумерация.
2) План-Геометрию, со всеми цыркульными приемами.
3) Маштаб, по которому бы мог чертить на бумаге и после оное перевесть на землю, к делу.
4) Шанцы полевые в грунт, рисование фасов, фланков, куртин с их дефензиею и профилью.
5) Цирком-валацион и контро-валацион линии, с их дефензиею и профилем и фельд-батараи.
На подлинном подписано собственною Его Величества рукою:
Петр.

54.

В 1715 году, при распределении сиротского жалованья, спросили Государя: следует ли продолжать выдачу пенсий отставным? Вот ответ Его Величества.
«Неужели должен при старости терпеть нужду тот, кто лучшие лета пожертвовал мне, на службе? Если кто служить не может, никакой службы не требовать; но в чем кто опытом искусился, спрашивать у того совета, ибо кто ревностно в лучшие лета мне послужит, если узнает, что при старости будет пренебрежен и оставлен от того самого, на службе коего он силы свои истощал?»

Деяния Петра Великого, Голикова.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru