: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Составил штабс-капитан Карцов.

История лейб-гвардии Семеновского полка


Полковые истории

Северная война

Глава X. 1718 — 1721.

1718 год. — Переход Псковской команды в Петербург. — Морской поход в Финляндию и оттуда через Ревель в Псков. — 1719 год. — Движение к Петербургу. — Плавание к берегам Финляндии и Швеции. — Зимние квартиры. — 1720 год. — Возобновление военных действий. — Гренгамская битва. — Возвращение в Петербург. — 1721 год. — Объявление Ништадского мира. — Петр I-й Император.

 

Карта №7.
По прибытии на зимние квартиры, полк получил разрешение сделать усиленные отпуски. Более половины людей спешили повидаться с родными, другие отправлены к обозу в Новгород, иные в Москву к вечным квартирам  1, а некоторые назначены самим Государем в Петербург. Те, которые остались на зимних квартирах, должны были заниматься устройством и исправлением обоза, вооружения, амуниции и проч. 2.

Переход Псковской команды в Петербург.
В половине марта, остававшийся в Пскове за старшего, капитан Захаров, получил приказание выступить в Петербург. Не смотря на то, что обоз не был еще готов, Захаров 18-го марта вышел из Пскова; ровно через месяц был в Дудровой мызе, оставил там все тяжести, и на другой день (19 апреля) вступил в Петербург. До какой степени полк был разбросан в это время, можно судить потому, что средним числом в каждой роте было по 117 человек в командировках, и только по 70 налицо 3. Так же разбросано было и имущество полка. Новые вещи везли из Москвы в Псков и Петербург, для приема, старые — в Москву, для сдачи; многое оставлено в Ревеле, другое отправлено для склада в село Семеновское и в Новгород.

Морской поход в Финляндию и оттуда через Ревель в Псков.
Все это предполагали к осени устроить и собрать в Петербург; но не успели, потому что 3-го августа князь П. М. Голицын получил следующее приказание от Апраксина:
«Сиятельнейший Князь, Г. Генерал Майор и Лейб Гвардии Подполковник! Царское Величество указал, что бы вы с Семеновским полком сели на галеры и шли сюда. Извольте по тому указу идти немедленно.
Адмирал Апраксин.
Корабль
Москва, при Гангеудде
1-го августа 1718 г».
Некогда было дожидаться вещей, собирать обоз и делать приготовления. Едва успев взять сухари, Семеновцы сели на галеры, и 6-го августа были уже у Гангёудда. В тот же день, многие из офицеров полка были приглашены на адмиральский корабль, где князь Меншиков давал обед Государю. На этом обеде, в первый раз после долгой разлуки, увиделись два брата — Семеновцы, князья Михаил и Петр Голицыны, лица одинаково для полка незабвенные, один в военном, другой в административном отношении [30].
Движение русского флота к Гангёудду имело целью поддержать требования русских уполномоченных, переговаривавшихся на Аланде. Но как цель эта не вполне достигалась, потому что шведский министр Герц упорно отстаивал свои требования, то, в конце августа, Государь приказал Гвардии идти к Ревелю, с тем, чтобы по примеру прошлого года, стать на зимние квартиры между Псковом и Новгородом.
Спокойно стоял полк в Пскове, в то время как дела необыкновенной важности совершались в мире политическом: Царевич Алексей Петрович скончался в Петербургской крепости; Карл XII убит под Фридрихсгаллом; жители Стокгольма любовались казнью Герца, и в то же время праздновали коронование Элеоноры.
Все это имело большое влияние на планы Русского Царя и на военные наши действия.

Движение к Петербургу. Карта № 8а.
Одновременно с передвижением корпуса князя Репнина из Польши в Курляндию, приказано было Гвардии перейти из Пскова в Петербург. Поход этот совершен Семеновским полком по трем дорогам. Люди бывшие в Москве и отпусках, в местах к ней близких, пошли оттуда в Вышний Волочек и потом водою через Ладогу. Полковой обоз, и все кому из отпусков ближе было собраться к Новгороду, шли прямо оттуда. Те же, которые стояли на зимних квартирах в Пскове, направлены через Лугу. Все эти команды соединились в конце мая, и через несколько дней получили приказание грузиться на галеры. 1-го июня полк был готов к отплытию и ожидал только приказания. Оно получено 8-го, а 9-го Семеновцы были в Кронштате и поступили в эскадру Государя 4.

Плавание к берегам Финляндии и Швеции.
Узнав что английская эскадра, под начальством адмирала Норриса, идет в Балтийское море, Петр I-й ускорил нападение на шведские берега. Задержанный болезнью при Гангёудде, он послал Апраксина сначала к острову Лемланду, а потом к берегам Зюдерманланда. Перед началом этого движения Семеновский полк разделился на две части: половина галер его поступила в отряд Апраксина, другая осталась при Государе. Через несколько дней, когда здоровье Царя поправилось, он выступил от Гангёудда, и 23-го июля соединился с адмиралом. Наступавшие туманы были причиною, что близ острова Ариангольма эскадра Апраксина скрылась из виду. Государь, у самых берегов Швеции, остался с несколькими парусными судами и галерами Гвардии.
В это время одна рота Семеновского полка получила отдельную командировку. По недостатку съестных припасов, капитан Бобоедов с одною галерою, 3-мя корбусами и 5-ю лодками отправлен на шведский берег, чтобы достать там муки и мяса. Отделясь от эскадры, Семеновцы поплыли, и в этот раз, первые вступили в Швецию. Через два дня, не получая никакого известия о Бобоедове, Государь полагал, что он встретился с неприятелями, и немедленно отправил, Семеновского же полка, капитан-поручика Олсуфьева узнать об участи командированной роты. Но не успел Олсуфьев пристать к берегу, как увидел суда Бобоедова, которые отваливали от берега, с большим грузом хлеба, крупы и мяса.
Во время этой фуражировки местечко Кулла было совершенно разорено. Той же участи подверглись многие прибрежные селения, не в дальнем расстоянии от Стокгольма. Королева Элеонора, устрашенная появлением Русских, просила Государя о мире, и Государь, соглашаясь начать опять переговоры, приказал флоту своему отступить.
Галеры Семеновского полка от шведских берегов пошли к Ревелю. Там приказано полку выйти на берег и расположиться на третью зиму в Пскове.

Зимние квартиры.
20-го августа Семеновцы вошли в ревельскую гавань; но только что починили галеры, сдали их морскому ведомству и приготовились выступить, как получено было приказание (17 сент.) остаться на зиму в Ревеле. Вследствие этого два батальона остались там, а третий расположился в Пернове. Между тем Петербургская команда переведена в Псков, где нынешнею зимою складывался провиант и фураж полка, собираемый в Новоржеве, Великих Луках и Торопце.
Когда жители Ревеля и Пернова узнали, что полку приказано остаться в этих городах на зиму, то снова начали показывать свою скупость и употреблять разные хитрости. Беспрерывные жалобы и просьбы вывели наконец Голицына из терпения; он запретил ближайшему начальству принимать их. В конце декабря дошел до князя слух, что представители городов и деревень послали на полк жалобу в Петербург 5. Тогда Голицын предписал ротным командирам не оказывать жителям ни малейшего снисхождения, и требовать всего по положению «неупустительно, без недоимок» [31].

Возобновление военных действий.
Надежда заключить мир с Швециею, опять не сбылась. Королева Элеонора, видя что русские войска отступили, и что Англия готова помогать ей, прекратила переговоры на Аланде. Вследствие этого Петр I снова решился силою оружия искать мира; начал деятельно снаряжать флот и собирать войско.
В марте 1720 года все три батальона Семеновского полка собраны в Ревель, а зимовавшей в Пскове команде приказано возвратиться в Петербург, и состоять в ведении майора Волкова.
В то время, как в Ревеле собирались к походу, заведовавший полком князь П. М. Голицын получил от Государя письмо следующего содержания:
«Оба наши полки (гвардии) приготовь на галеры и «чтоб имели недели на 4 провианта и вручи команду над ними присланному майору: (который на завтра отсель поедет), а сам останься в Ревеле, командиром над Ингерманландским, Астраханским и Киевским полками, которым велено маршировать к Ревелю.»

Гренгамская битва.
Семеновский полк 1-го мая выступил из Ревеля к Гельсингфорсу, где ожидало его новое приказание идти к Кронштадту. Петербургской команде также приказано отправиться в Кронштадт для соединения с полком. Оттуда, в начале июля, полк, под командою майора Волкова, ходил опять к Гельсингфорсу, и провел там весь месяц в наблюдениях за неприятелем, который, по донесению князя Петра Голицына, пошел к Финляндскому берегу. Вследствие этого Гельсингфорская эскадра двинулась берегом к Або. Авангард ее соединился сначала с Апраксиным, потом с Голицыным, галерный флот которого назначался для действия возле аландских берегов. В авангарде были три роты Семеновского полка, которые, в виде розыска, отправились к острову Лемеланду, и не дошедши до него, встретились с неприятельскою эскадрою, состоявшею из 3 галер и 3 шлюпок. Превосходство Шведов, и, может быть, неопытность пехотного капитана на море, заставили наших отступать; причем одна из лодок стала на мель и Семеновцы потеряли ее, успев принять бывших на ней людей на галеру. Получив об этом донесение, князь Голицын спешил наказать Шведов, и узнав, что сильная эскадра их расположилась у Гренгама, приказал всей своей флотилии идти к этому острову, с тем, чтобы атаковать неприятелей 6. Обольщенные незначительным успехом, Шведы, полагая что Русские не посмеют напасть на них, беспечно стояли в скерах. Когда Голицын сделал неожиданное нападение, они спешили скрыться в проливы; но Русские или предупреждали их при выходах, или захватывали те суда, которые садились на мель. В числе последних были два фрегата. Несмотря на отчаянную оборону, лодки наши окружили их, и, после непродолжительной перестрелки, бросились на абордаж. Менее чем в полчаса на четырех неприятельских фрегатах опустили флаги; многие мелкие суда подверглись той же участи. Все, что уцелело, скрылось к шведским берегам, распространяя на них весть о приближении Русских.
В этом сражении из Семеновского полка:

Убито:
нижних чинов — 27
Ранено:
обер офицеров — 3 7
нижних чинов — 58

Гренгамская победа доставила Петру большую радость. «Мы одержали викторию», — писал он Меншикову, — «в глазах Англичан, которые взялись оборонять Швецию и флот Шведский и не могли их оборонить». Все офицеры полка, бывшие в деле, произведены в следующие чины и получили медали, а нижние чины — денежную награду. Князю Голицыну пожаловал Государь шпагу и трость осыпанные бриллиантами, а вестника победы, Семеновского полка майора Шипова, произвел через чин в полковники.

Возвращение в Петербург.
Оставив большую часть флота для крейсирования при финляндских и шведских берегах, Государь приказал Гвардии плыть к Петербургу, где Семеновцы провели всю зиму, занимаясь работами в крепости, в Адмиралтействе и особенно в Кронштадте, куда поочередно ходили батальоны, каждый на четыре недели.
С наступлением весны 1721 года, начались опять приготовления к походу [32]; но военные предприятия этого года ограничились только действиями князя Голицына на Ботническом заливе. Семеновский полк не принимал в них участия. Он все лето простоял лагерем в Кронштадте, готовый по первому приказанию идти в море, Между тем, 31-го августа, получено известие о заключении Ништадтского мира.

Объявление Ништадского мира.
На другой день Государь, взяв оба полка Гвардии, отправился из Кронштадта в Петербург и плыл с ними прямо к крепости. Выстрелы с Царской бригантины, музыка на ее палубе и разноцветные флаги на мачтах, предвещали что-то необыкновенное и привлекли огромные толпы народа к Троицкой пристани, где Царь выходил на берег. Государь пошел прямо в церковь. Митрополит Рязанский встретил Его словами: «Вниди победитель и миротворец». Началась служба.
Во время молебна Семеновский полк, сойдя с галер, построился перед собором в каре, вместе с Преображенцами. Среди этого огромного каре наскоро устроили подмостки и народ окружил их. Когда кончилась церковная служба Царь взошел на подмостки и сказал: «Здравствуйте и благодарите Бога, православные! Господь прекратил войну двадцать один год продолжавшуюся, и даровал нам счастливый мир!» Крики народа, звон, пушечная пальба и батальный огонь полков, были ответом на слова Монарха.
Всю осень 1721тода Семеновский полк беспрерывно участвовал в торжествах и праздниках, бывших по случаю заключения мира. Описание их не должно входить в историю полка, но да позволено будет сделать некоторое отступление, и сказать о дне, который останется вечно памятным для России. В этот день Семеновский полк видел зенит величия и славы своего Основателя, и принимал в торжестве его близкое участие.

Петр I-й Император.
Благоговея перед подвигами Петра на поле брани, перед узаконениями и делами Его по внутреннему устройству России, все сословия Государства, в лице главных представителей своих, положили просить Царя принять титул Императора и наименования: Великого и Отца Отечества. После неоднократного отказа, Он согласился наконец исполнить единодушное желание подданных своих.
22-го октября назначено было объявить об этом народу. В 6-м часу утра Семеновский полк приведен парадом на Троицкую площадь, и поставлен по правую сторону Собора, а по левую расположен Преображенский; далее на площади выстроились 27 других полков и на Неве 125 галер. В 8-м часу утра Государь прошел в церковь. По окончании службы Канцлер Головин, со всеми высшими сановниками подошел к нему и повторил во всеуслышание желание России. «Тобой возведены мы», говорил он «из небытия в бытие. Твоя от твоих, достойному достойное воздаем». Стены собора потряслись от клика: «Да здравствует Петр Великий, Император Всероссийский, Отец Отечества!» Голоса народа, выстрелы с крепости и с галер, звуки труб и литавр, звон колоколов, барабаны, пальба из ружей заглушили эти слова. «Друзья мои» отвечал Государь «убедитесь в том, что не я моими слабыми силами, но Бог все сотворил для вас. Помните, что и теперь ослабевать в средствах войны не нужно, и пользу общую надобно предпочитать всему».
С площади Император, вместе с сановниками, пошел в Сенат, и объявил награды своим сподвижникам; а за обедом (на тысячу особ), к которому приглашены были и офицеры Гвардии, роздал медали, выбитые по случаю заключения мира.
С этого дня гвардейские полки стали именоваться Императорскою Российскою Гвардиею.

 

 


Примечания.

 1 В бумагах того времени, все люди, командированные в Москву, показывались по спискам: «послан к вечным квартирам».
 2 Приказы по полку и входящие письма за 1718 год.
 3 Для примера беру расход 4-й роты:
По списку состоит — 190
Расход:
больных — 6
в Либау при галерах — 10
в Пскове и Ладоге — 22
в Вышнем Волочке — 2
в Новгороде и Москве — 94
в командировках при Его Царском Величестве и в присутственных местах — 9
в Ревеле — 2
Итого в расходе — 145
За тем при роте в Петербурге налицо — 45
 4 От этого морского похода оставлены в Петербурге: 4 обер офицера и команда из 400 человек.
 5 Сведения о пребывании полка в Ревеле и Пернове взяты из приказов по полку и входящих писем за 1719 год.
 6 Неприятельская флотилия состояла из одного корабля, 4-х фрегатов, 3-х галер и 6 малых судов. Голицын имел 61 гал. и 29 шлюпок.
 7 Именно: лейтенант Шетнев, унтер-лейтенант Милюков и фендрик Воейков.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru