: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Составил штабс-капитан Карцов.

История лейб-гвардии Семеновского полка


Полковые истории

Северная война

Глава I. 1700 — 1704.

1700 год. Выступление из Москвы. — Обложение Нарвы. — Нарвская битва. — Подвиг Гвардии. — Отступление. — 1701 год. — Поход в Новгород. — 1702 год. — Откомандирование одного батальона к армии Шереметева и поход двух других в Архангельск. — Осада Нотебурга. — Возвращение в Москву. — 1705 год. — Движение к Шлюссельбургу. — Бомбардирование Ниеншанца. — Дело у деревни Калинкиной. — Семнадцатидневный поход в Москву.

 

19~го августа 1700-го года обнародовано объявление войны с Швециею [1], а 22-го Семеновский полк вместе с Преображенским, Лефортовским и тремя новобранными выступил из Москвы 1.

1700 год. Выступление из Москвы. Карта №1.
Бутурлину вверено начальство над этими шестью полками, в которых было до 8000 человек. В Семеновском полку состояло на лицо: 19 штаб и обер-офицеров и 1238 нижних чинов. Войска эти с распущенными знаменами и барабанным боем прошли через Москву. За городом разместили их на заготовленные подводы и повезли в Новгород, где Государь приказал собираться всей армии, назначенной действовать против Шведов. Из Новгорода войска по-эшелонно направлены к Нарве, для ее обложения. Оба гвардейские полка прибыли туда
вместе с Государем 23-го сентября (через месяц по выступлении из Москвы).

Обложение Нарвы.
Тридцатипяти-тысячная армия наша расположилась лагерем на левом берегу р. Наровы в одну линию, тылом к крепости. Фронт лагеря от правого до левого Фланга простирался более семи верст. Его прикрыли сплошною циркумвалационною линиею; а против крепости протянули линию контр-валационную. Гвардейские полки стали развернутым Фронтом на правом Фланге, где находились ставка Государя, главный вагенбург и мост через Нарову, служивший единственным сообщением армии с правым берегом, по которому пролегал путь ее отступления. Весь октябрь и половину ноября длилась безуспешная осада.
Часть людей Семеновского полка каждодневно ходила на работы; другая же, очередуясь с Преображенцами, конвоировала Государя, часто ездившего, то ко взморью для осмотра местности и устья Наровы, то к крепости для рекогносцировок и наблюдения за работами. Кроме того многие из полка, по воле Царя отправлены были с приказаниями в Москву, Псков и Новгород. Ободряемые присутствием Государя войска мужественно переносили и осеннюю непогоду и недостаток продовольствия.
Между тем внутреннее управление государством, а особенно, необходимость ускорить прибытие к армии резервов и военных запасов и улучшить средства ее продовольствия, заставили Государя, вверив осаду и войска Герцогу де Кроа, отправиться в Москву 2.

Нарвская битва.
В день отъезда Петра из армии, Король Шведский, спешивший на помощь Нарве, был от нее в 10 верстах. «Нам ли бояться мужиков московских», говорил Карл тем, которые советовали ему отложить нападение и, 19-го ноября, в час пополудни, во время сильной метели, атаковал центр русского лагеря. Там стояли войска князя Трубецкого, только что набранные и наполовину состоявшие из стрельцов. Они не выдержали атаки и бежали. Беспорядок быстро распространился по всей линии. Герцог де Кроа и многие из иностранных офицеров спешили отдаться в руки неприятеля. Овладев центром лагеря и захватив почти без сопротивления всю артиллерию, Карл начал теснить оба крыла нашей армии в противоположные стороны. Против первого крыла направил он большую часть своих войск под начальством Рейншильда; против левого — генерала Веллинга, а сам остался при резерве. Неуправляемые ни кем, войска наши толпами бежали к мосту. Он рухнул под их тяжестью и единственный путь отступления был прерван. Казалось все потеряно, — и гибель армии была не избежна.

Подвиг гвардии.
Но у моста стояла гвардия Петра Великого: полки Преображенский и Семеновский. Когда для прочих войск сражение было кончено, — для них оно только что начиналось. Мужественно встретили гвардейцы удар неприятеля и остановили успех его. Изумленный неожиданным сопротивлением в ту минуту, когда менее всего мог ожидать его, Карл XII со всеми резервами и с отборными полками сам вступил в дело. Но ни личные атаки Короля, ни подкрепление, которое доставил ему Веллинг, не могли сломить гвардейцев. Ядром убило под Карлом лошадь, пулею разорвало на нем галстук; в пылу одной из схваток он потерял сапог и целый день оставался босой. «Вот каковы мужики!» кричал он в досаде окружавшим — и ничего не мог сделать. До позднего вечера все усилия сбить гвардию оставались тщетными, наступавшая ночь прекратила побоище. Преображенцы и Семеновцы не уступили ни шагу.

Отступление.
К сожалению, не было тогда в русской армии генерала, который сумел бы воспользоваться геройским подвигом гвардии. Под ее прикрытием можно было бы ночью собрать полки Трубецкого и Бутурлина и ударить с ними на шведов. Но предводители наши спешили заключить с Карлом капитуляцию, по которой обязались отступить в свои границы.
Вечером 20-го ноября вполовину обезоруженная армия наша потянулась к Новгороду. В этом бедственном отступлении только гвардейские полки сохранили порядок.
По собранным из бумаг последующих годов сведениям, потеря Семеновского полка в день совершенного им подвига, была следующая.

Убито:
штаб и обер офицеров — 5 3
нижних чинов — 177
Ранено:
обер офицеров — 10 4
нижних чинов — 248
Пропало без вести:
обер офицеров — 2 5
нижних чинов — 22

Итак, из 23-х штаб и обер офицеров и 1200 нижних чинов, бывших в строю перед началом сражения, — выбыло: 17 штаб и обер офицеров и 454 нижних чинов.
Подвиг, оказанный гвардиею под Нарвою, был единственным утешением Петру Великому при горестном известии о понесенном поражении. Кровью купили Семеновцы славу в несчастной Нарвской битвы, и награды Царя увековечили ее. Подробно неизвестно, в чем состояли они для нижних чинов; офицеры же до сих пор носят на груди память о подвиге знаменитых по полку предков: всем обер офицерам Высочайше дарована на знаки надпись: «1700 г. 19-го ноября», сохранившаяся доселе. Это был и есть первый по времени знак отличия из всех, когда либо существовавших в нашем войске. Почему он не был дан штаб офицерам, не найдено никаких указаний. В Семеновском полку это вероятно происходило от того, что под Нарвою в нем был только один штаб офицер, полуполковник Павел Кунингам, убитый при начале дела. Другие штаб офицеры оставлены были в Москве и Новгороде, следовательно, как не участвовавшие в сражении, не имели права на награду, за него дарованную 6.
Все бывшие в деле, кроме надписи на знаках, произведены в следующие чины.
Государь, умножая милости свои на возвратившихся в Москву чинов Семеновского полка, не забыл и павших на поле битвы. Дети и жены их взяты в село Семеновское на казенное содержание. Им отведены дома и приказано выдавать жалованье и хлеб.
В конце декабря вступил Семеновский полк в Москву и оставался в ней только четыре месяца.

Карта № 2. В мае 1701 года возвратился Государь в Москву, пробыл там несколько дней и отправился в Новгород, взяв с собою оба гвардейские полка. Семеновцы, по примеру прошлого года, на подводах следовали за Царем, не разлучавшимся с ними во все время пути.

Поход в Новгород.
Поход в Новгород предпринят был с целью начать действия в Ингрии. Но убедившись, что большая часть вновь формируемых полков еще не устроена, Государь ограничил военные предприятия 1701 года поисками Шереметева в Эстляндии.
Из Новгорода Царь ездил в Псков, куда отправлены были заранее несколько чинов Семеновского полка. Между ними преимущественно были сержанты и капралы, которых посылал Государь с письмами от себя к Шереметеву, Репнину, Чамберсу и другим.
Главная часть полка оставалась в Новгороде и проводила лето, помогая другим полкам в крепостных работах, в заготовлении патронов и прочих военных принадлежностей 7.
В декабре полк был уже в Москве и в присутствии Государя участвовал в параде, по случаю победы Шереметева над Шлиппенбахом у Эррестфера.

Откомандирование одного батальона к армии Шереметева; поход двух других в Архангельск.
Весною 1702 года, один батальон Семеновского полка, вместе с батальоном Преображенского, командирован был к армии Шереметева, стоявшей тогда впереди Пскова, на Лифляндской границе. Два остальные батальона вошли в состав отряда, отправлявшегося с Государем к Архангельску, на который ожидали нападения Шведов.
Ровно месяц пробыли Семеновцы в Архангельске. Государь брал офицеров, в свободное от службы время, на морские прогулки, а солдаты помогали укреплять город. Среди этих занятий наступил август месяц. Шведы не являлись. Тогда приказано было гвардейскому отряду идти к Ладоге, где стоял в то время Апраксин и куда шел из Пскова Шереметев. 5-го числа Семеновские батальоны сели на наемные голландские суда и шли морем мимо Соловецкого монастыря к деревне Нюхче. Здесь Государь получил известие о победе Шереметева под Гумельсгофом. Гвардейские батальоны, посаженные на лошадей, и в этом сражении были главными виновниками победы.

Осада Нотебурга.
Решившись до наступления зимы овладеть крепостью Нотебургом, Петр Великий приказал сосредоточить у Ладоги войска Шереметева, Репнина и Апраксина, и, не зная еще об уничтожении шведской флотилии на Ладожском озере, повел отряд свой от Нюхчи прямо в Повенец. Туда же приказал перетащить и две яхты. Нужно было идти большею частию без дороги, вновь прокладывая ее по дремучим лесам и болотам. Гвардия прошла эти места, проложила дорогу и на катках перевезла яхты, на расстоянии 160 верст, употребив для этого 10 дней. Одновременно с выступлением батальонов из Архангельска, приказано было третьему батальону Семеновского полка выступить из Пскова и следовать к Ладоге, куда писал Государь Апраксину: «Ружье, 2000 мушкетонов, пошлют сейчас, также и батальоны солдат Преображенских и Семеновских присланы будут тотчас с майором Рихманом».
5-го сентября все три батальона Семеновского полка соединились в Ладоге. Там был уже в полном сборе отряд Апраксина. Не дожидаясь Шереметева, войска двинулись к крепости Нотебургу, куда и прибыли утром 27-го числа. Авангард, в составе которого был один батальон Семеновского полка, расположился в виду крепости на мысе, образуемом Невою. В тот же день начата осада.
11-го октября решено штурмовать крепость. Накануне этого дня из всех полков вызваны были охотники и посажены на суда, стоявшие на Ладожском озере, в полной готовности двинуться к крепости. В два часа ночи произведен с Царской батареи залп, служивший сигналом к нападению. С разных сторон устремились лодки охотников к стенам 8; но гарнизон отбил их. Тогда Государь приказал возобновить нападение, и назначил для этого команды охотников из гвардейских полков. Начальство над ними поручено было подполковнику Семеновского полка, князю М. М. Голицыну.
Под градом картечи и ядер, Преображенцы и Семеновцы, вышедши из лодок, бросились к стенам, приставили уже лестницы и тогда только заметили, что они на полторы сажени были коротки. Шведы, отбив первый приступ, обратили все силы свои против Голицына. Начался бой отчаянный. Государь, видя, что гвардейцы гибнут, будучи стеснены у проломов между стенами и рекою, послал приказание отступить. Голицын отвечал посланному: «скажите Государю, что теперь я принадлежу «не Ему а Богу;» и чтобы уничтожить в солдатах всякую мысль об отступлении, приказал оттолкнуть лодки в реку. Тринадцать часов сряду продолжался этот бой и кончился тем, что в половине шестого часа вечера, комендант опустил флаг крепости. Войска вступили в нее и Семеновцы заняли караулы 9.
Велико было участие Семеновского полка в этом деде, велики и награды от Царя. Герой Голицын произведен в полковники, получил золотую медаль, 3000 рублей денег и 314 дворов крестьян 10.
Все остальные штаб и обер офицеры получили денежные награды, а нижние чины серебряные медали.
Потери же полка были следующие:

Убито:
штаб и обер офицеров — 5 11
нижних чинов — 116
Ранено:
обер офицеров — 5 12
нижних чинов — 206
Итого выбыло из строя — 332 чел.

Возвращение в Москву.
Взятую крепость Государь назвал Шлюссельбургом, и, оставив в ней гарнизон, дал войскам различные назначения. Семеновскому полку приказано идти в Москву, куда он и вступил торжественно 6-го декабря. Но в эту зиму пребывание полка в Москве было еще короче, чем в прошедшую.

Движение к Шлюссельбургу и бомбардирование Ниеншанца. Карта №1.
В феврале месяце 1703 года, двадцатитысячный корпус собрался у Шлюссельбурга. Семеновский полк в полном составе прибыл туда же в марте месяце. Действия начались осадою Ниеншанца, небольшой крепости, стоявшей на правом берегу Невы, в трех верстах от ее устья. Прежде обложения крепости, 28-го апреля, Государь посадил на лодки семь гвардейских рот, в числе которых были три Семеновских, и отправился с ними по течению Невы для рекогносцировки. Осмотрев устье реки, он возвратился с Преображенцами в лагерь, а Семеновские роты оставил на островах, близ д. Калинкиной.
1-го мая, после однодневного бомбардирования, Ниеншанц сдался, выслав в наш лагерь амапатов до заключения условий. В обмен шведских заложников посланы были в крепость, с русской стороны, Семеновского полка майор и прапорщик. Гвардия переправилась на правый берег Невы; Семеновский полк поставлен был в прикрытом пути сдавшейся крепости и обезоруживал гарнизон ее. 2-го мая оба гвардейские полка, во время благодарственного молебствия, стояли на валу и пальбой возвестили о том, что Царь Петр стал твердою ногою на берегах невских.

Дело у деревни Калинкиной.
На другой день, с караулов, оставленных подле устья Невы, получено известие о появлении на взморье двух неприятельских кораблей. На условные выстрелы, с них сделанные, отвечали такими же из крепости. Это заставило Шведов думать, что Ниеншанц еще не сдался. Они отправили бот за лоцманами, но лишь только бывшие на нем матросы вышли на берег, караулы, скрывавшиеся в лесу, напали на них и взяли в плен. В ожидании проводников, шведские суда пошли к устью и стали на якорь. 6-го мая Государь, на 30-ти лодках, из которых 12 заняты были Семеновскими солдатами, поплыл левым берегом Невы, потом рекою Фонтанкою, до Калинкиной деревни, и стал за островами. Ясный вечер заставил отложить нападение; но с полуночи небо покрылось тучами, и пошел дождь. Государь приказал половине флотилии остаться за островами, с другою же, со стороны взморья, вошел в Неву и правым берегом начал подыматься по ней под прикрытием густого леса, покрывавшего тогда Васильевский остров. В то же время оставшиеся в Фонтанке лодки вышли из нее, и по данному сигналу, вместе с Царскими, напали на неприятеля. Несмотря на жестокий пушечный огонь, гвардейцы со всех сторон окружили неприятеля и отвечали на пальбу его сперва ружейным огнем, а потом абордировали суда и овладели ими. 13. Государь приказал бывшим в деле Преображенцам и Семеновцам отвести взятые суда к Ниеншанцу [3]. За участие в этом деле офицеры Семеновского полка награждены золотыми медалями на цепях, а солдаты — малыми серебряными без цепей. Из 300 человек полка, бывших на Царской флотилии —

Убито:
обер офицеров — 1 14
нижних чинов — 19
Ранено:
обер офицеров — 6 15
нижних чинов — 49

Во время же суточной осады Ниеншанца число убитых и раненых простиралось до 122 человек.
Спустя 10 дней после описанного дела, Семеновский полк находился при заложении на острове Луст-Эйланде крепости во имя Св. Петра, послужившей основанием Санктпетербурга.
Обеспечив завоеванные места со стороны моря, нужно было сделать тоже и с сухого пути. Для этой цели Фельдмаршал Шереметев направлен был в Капорье и Ямы. Семеновский полк остался в Петербурге, и до 12-го июня занят был работами воздвигаемой крепости. Между тем весть о взятии Ниеншанца дошла до Шведов, бывших в Финляндии. Под начальством генерала Кронгиорта спешили они на выручку взятой крепости. Узнав об этом, Государь лично повел полки Преображенский и Семеновский вместе с 4-мя драгунскими на встречу неприятелю. На берегах р. Сестры произошло сражение, в котором, по причине тесной позиции, Семеновский полк не принимал прямого участия, и находился в резерве. Цель этого счастливо совершенного дела была достигнута; сбитый Кронгиорт ушел к Выборгу.

Семнадцатидневный поход в Москву.
До глубокой осени оставался Семеновский полк на берегах Невы, занимаясь то крепостными работами, то содержанием аванпостов. В последних случаях партии его ходили за Лахту для разведывания о неприятеле. Убедившись, что Шведы не предпринимают ничего, что заставляло бы беспокоиться за воздвигаемую крепость, Государь приказал Гвардии идти на зиму в Москву, куда и выступил вместе с нею 24-го октября. Переходы были необыкновенно велики: оставив больных (число которых простиралось до 120 челов.) в Ладоге и в Новгороде, Семеновский полк в 17 дней дошел до столицы, где уже приготовлен был торжественный прием царской гвардии [4].

 


Примечания.

  1 День этот замечателен в истории Семеновского полка. Его считают днем переименования полка в лейб гвардию, на том основании, что во всех специальных архивах государства, в бумагах, писанных от 22-го августа, в первый раз упоминается о Семеновском полку, как о гвардейском. Что же касается до полкового архива, то в нем есть документ, заставляющий предполагать, что наименование Семеновского полка гвардиею произошло двумя годами ранее. Послужной список 1698 года начинается словами: «Список по ротно офицеров Семеновской лейб гвардии».
 2 В час своего отъезда 18-го ноября Его Величеству угодно было возложить на одного из офицеров Семеновского полка поручение особенной важности. Капитан князь Григорий Долгоруков получил лично от Царя приказание отправиться к Королю Польскому Августу, и состоять при нем уполномоченным [2].
 3 Полуполковник Павел Кунингам; капитаны: Матвей Мевс и князь Иван Шаховской; поручик князь Иван Великорушилов и прапорщик Никита Селиванов.
 4 Капитаны: князь Михаил Голицын, Ефим Шестов, Федор Цей, Иван Измайлов и Авраам Леонтьев; поручик Иван Дмитриев-Мамонов; прапорщики: Иван Ивашко, Степан Шишков, Михаил Волков и Степан Колычев.
 5 Прапорщики Иван Водарацкий и Борис Кологривов.
 6 Послужные списки полка 1700 г.
 7 Записки Желябужского, стр. 81.
 8 Марсова книга издания 1713 года.
 9 Журнал Петра I. Голиков том II.
 10 Кроме его произведены: капитан Никита Кунингам — в майоры; капитан-поручики: князь Михаил Волконский и Ефрем Кампен — в капитаны; поручики: Сергей Водорацкий и Ефим Вестов — в капитан-поручики; подпоручики Дмитрий Доможиров, князь Василий Вяземский и Глебов — в поручики; прапорщики: Иван Измайлов, Алексей Корсаков и Спиридон Зиновьев — в подпоручики; сержанты: Богдан Аладьин, Григорий Девесилов и Иван Захаров — в прапорщики.
 11 Хотя дела полка и не сохранили имен падших героев, но все они известны из списка, находящегося в соборе Шлюссельбургской крепости. Он хранится на особом налое, под крестом, подаренном в эту церковь Петром Великим. По этому списку показаны убитыми: майор Кондратий Мейер, капитан Егор Колбин, поручики: Федор Лихарев, князь Алексей Шаховской, и Иван Дмитриев-Момонов.
 12 Ранены были — поручики: Петр Синявин, Семен Нарышкин и Михаил Сухотин; прапорщики: Артемий Расфорт и Григорий Сухотин.
 13 Журнал Петра Великого и книга Марсова.
 14 Поручик Дорофей Синявин.
 15 Ранены: капитан князь Волконский, поручики: Иосиф Монастырев и Иван Панин и прапорщик Батасов. Послужной список 1705 года.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2019 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru