: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

1-й Нерчинский полк
Забайкальского казачьего войска

 

Глава двадцатая.
Окончание японской войны. - На зимние квартиры.

Полковые истории

-205-

24-го августа японцы заняли пер. Сааридзекоге, оттеснив заставы 9-го сибирского казачьего полка и с утра 26-го двинули батальоны к г. Хайену, но. после нескольких перестрелок с заставами 9-го сибирского казачьего полка и заставой 1-й сотни 1-го Нерчинского пол. зауряд-прапорщика Метелева, остановились по всей линии.
В 12 ч. 40 м. дня к командиру 9-го сибирского казачьего полка полковнику Захарову приехал японский парламентер майор Сибо и сообщил о заключении перемирия и о том, что японским войскам приказано оставаться на занятых ими местах и по командам с белым флагом огня не открывать.
Для установки демаркационной линии майор Сибо предложил русским парламентерам прибыть к 8 часам утра 27-го августа на пер. Сааридзе-коге; но за неполучением

-206-
распоряжения нашего главнокомандующего это свидание не состоялось.
Генерал Косаговский, не доверяя японцам, приказал удвоить бдительность, но по партиям с белым флагом не стрелять. Переговоры на перевале Сааридзе-коге состоялись лишь 12-го сентября; парламентером с нашей стороны был генерал-майор Косаговский, с японской подполковник О-они-уснира. Вследствие излишней требовательности японцев, переговоры к соглашению не привели и проведение демаркационной линии не состоялось.
Несмотря на отсутствие этой линии, отряды, до самого выхода русских из Кореи, простояли без всяких инцидентов. Нижние чины обеих сторон во время перемирия не раз оказывали взаимные симпатии; сходясь между передовыми постами, они предлагали друг другу табак и другими способами старались выразить боевое уважение. Так окончились боевые действия в Корее, ограничившись с нашей стороны столкновениями небольших, далеко выдвинутых вперед отрядов с превосходными силами японцев.
Наши главные силы, остававшиеся в Пангзане, в момент прекращения военных действий разделялись двумя переходами от японцев, сосредоточенных в г. Херене. Пассивность действий корейского отряда в описанный период была предрешена задачей, сузившей назначение его обороной реки Туманган. Близость моря, находившегося в руках японцев, привязывала отряд к оборонительной линии, допуская удаление главных сил его от дер. Савеловки, главной переправы на р. Туманган, не более как на 2-3 перехода, так как иначе японцы, высадившись в бухте Гашкевич, одним переходом могли быть у этого пункта и корейский отряд, не выполнив задачи, сам бы оказался отрезанным от Уссурийского края.
Уже с объявлением перемирия, в полк на пер. Шегульенг прибыла конно-пулеметная команда 29-го драгунского Одесского полка под командой поручика Крутчевского. Насколько медленно проводились в жизнь полезные меры в японскую войну за дальностью комплектования, видно по конно-пулеметным командам, формирование которых было начато осенью в 1904 году, но нужно было около года, чтобы они присоединились к полкам на театр военных действий, когда уже война кончилась.
В средних числах сентября наступили холодные ночи, дававшие себя чувствовать за отсутствием теплой одежды,

-207-
находившейся еще на пути из Гродекова 1. Отряд перешел из изорванных, походных палаток в землянки, устроенные из имеющихся под рукой материалов. Землянки вышли довольно удобные, имели отопление, и земляные нары с дымовыми ходами внутри нагревались, как каны.
Около этого времени в Шегульенский отряд приехал начальник корейского отряда генерал-майор Анисимов, осмотрел землянки, позиции и видные с них посты и заставы японцев и на другой день уехал обратно в Пангзан.
4-го сентября 3-я сотня от пер. Шегульенга перешла в г. Хаен, где стоял штаб авангарда, бывшая же здесь 1-я сотня выступила в Нанган и вошла в связь с левым флангом Маньчжурской армии – с сотней 3-го Верхнеудинского полка и расположилась в д. Талаза, по в конце сентября была сменена дивизионом 9-го Оренбургского казачьего полка, прибывшим из Бодуне, и вернулась обратно.
18-го сентября в полку были навешены первые за кампанию знаки отличия военного ордена 22-м казакам; к сожалению. приподнятое настроение удостоенных этой высокой боевой награды не могло быть полезно для закончившейся уже кампании. Невольно думалось, как бы бодрила и вызывала соревнование к подвигу немедленная награда отличившихся.
Присланных крестов хватило лишь для одной шестой представленных в течение войны. Впоследствии полку были высланы еще кресты и всего награды удостоилось 88 казаков.
Но и после этого много вполне достойных нижних чинов осталось не награжденными.
Весь сентябрь с нетерпением ожидали, когда кончатся однообразные томительные дни перемирия, и отряд, наконец, выйдет в Уссурийский край.
Временами на Шегульенг приезжали из тыла офицеры генерального штаба, производившие съемки передовых позиций и путей сообщения отряда, и тогда узнавались все новости, туго проникавшие в передовой отряд.
-------------
1) С обмундированием и снаряжением казаков полк справился вполне самостоятельно, без всякого участия тыловых учреждений армии.
Пополнив имевшийся к началу войны запас обмундирования, выпискою значительной партии его и обуви в 1904 году из России от Фреймана, полк тем самым избежал затруднения, явившегося следствием затяжной войны, обеспечив себя на два гола. По мере надобности эти запасы подвозились в Корею морем на китайских шаландах, грузившихся во Владивостоке, и грунтовым путем.

-208-
Наконец, 2-го октября ратификация Портсмутского мирного договора состоялась, но вместо ожидаемого возвращения домой, телеграммой главнокомандующего 1-му Нерчинскому полку было приказано занять линию на левом берегу Тумангана от г. Хунчуна до Импань-Сунлоу (близ Мусана), с тем, чтобы не допускать перехода японцев из Кореи в Нанган и устраиваться там на зимние квартиры, Эта линия к 12-му октября была занята 1, 2, 3 и 6-ю сотнями. Полку после почти двух лет войны предстояло провести зиму в трущобах Нангана с скверным колесным сообщением с Уссурийским краем. По счастью, вскоре этот район решено было оставить. Полк 19-го октября стянулся в г. Хайен, где были сосредоточены части Приамурской сводной казачьей бригады под командой полковника Павлова, принявшего бригаду 12 октября, после отъезда генерал-майора Косаговского в Россию.
21-го октября полковник Павлов выезжал для переговоров с японским уполномоченным, на перевал Саари-дзе-коге, который привел к соглашению об отводе японских передовых частей на переход назад, где они должны были оставаться до выхода русских за Туманган.
Бригада, составляя арьергард Корейского отряда 22-го октября выступила в Уссурийский край, 3-я же сотня пошла к г. Хунчуну на зимнюю стоянку.
В д. Аоди бригада была задержана на двое суток, ввиду того, что плавучий мост на р. Тумангане у д. Савеловки был снесен начавшимся ледоходом. Пользуясь холодными ночами, удалось утолстить лед и отряд с артиллерией перешел по нем.
Во избежание недоразумений с японцами, хорунжий Ушаков был послан в Хайен для объяснения причины задержки отряда.
После почти 2 лет похода и бездомной жизни, все рассчитывали на вполне заслуженный отдых, но ожидания не сбылись. Беспорядки на почве освободительного движения уже год не прекращавшиеся в Европейской России, охватили города Дальнего Востока, не исключая крепости Владивосток, где они приняли особенно опасный характер, так как моряки и крепостные артиллеристы оказались благоприятной почвой для агитации крайних революционных партий. Волнения в войсках крепости Владивосток начались, как бы на экономической подкладке: требовали увольнения запасных, увеличения денежного и вещевого довольствия, но это был лишь агитаторский прием, с тем, чтобы от них перейти к

-209-
требованиям политическим, вплоть до учредительного собрания. Мягкие меры против изменников долгу службы привели лишь к погрому Владивостока 30 и 31 октября, после чего до средних чисел января в крепости порядка не было: нижние чины открыто собирались на митинги, дерзко заявляли начальникам свои требования и 10 января произвели вооруженный мятеж.
В прочих городах волна этого движения мало коснулась войск и волнения в них выразились в значительно меньшем масштабе. В средних числах ноября к всему этому присоединилась всеобщая забастовка: почты, телеграфа и железных дорог 1.
При таких условиях полк вступил в родную землю, истощенную неудачной войной и истерзанную происками революционных партий. По пути со ст. Раздольная 1-го ноября была вытребована 6-я сотня во Владивосток, а затем из Никольска 4-я сотня в г. Хабаровск; - обе отправлены по железным дорогам. Прочие сотни остались в Никольске, где также ожидались беспорядки; грабежи в городе повторялись каждую ночь; ожидался погром. С 3-го ноября со дня прибытия в г. Никольск 1-я, 2-я и 5-я сотни были ежедневно все до последнего казака в наряде, работая совместно с 6-м сибирским и 9-м Оренбургским казачьими полками, которые уже с пути на родину были возвращены для этого в г. Никольск. В первые же три дня энергичными действиями порядок в городе был восстановлен и жители города, оценив добросовестную службу казаков, с благодарностью приносили им подарки.
Подобные же знаки благодарности граждане г. Владивостока оказывали и 6-й сотне за ее работу.
-------------
1) В политическом состоянии России в 1901-1905 годах и нужно искать главных причин наших неудач в Русско-Японскую войну. В народе, дававшем укомплектования армии, имевшей в своих рядах более 600 тысяч запасных, пропагандировалась непопулярность войны за арендованную землю. Запасные отправлялись на театр войны без признаков патриотического подъема находясь в течении месячного пути под влиянием все той же революционной пропаганды, видевшей возможность государственного переворота в неудачной войне, в момент наибольшего упадка материальных и нравственных сил России.
По пути на дальний восток и в Маньчжурии войска засыпались прокламациями, прибывавшими на театр войны в огромном количестве и проникавшие даже в части, находившиеся в Корее.
Против нашей армии, ослабленной пропагандой и внутренними непорядками, удаленной от родного народа за 10000 верст и им не вдохновленной, выступил противник, фанатизированный национальной идеей в мощном единении армии с народом.

-210-
В ноябре, с расформированием приамурской сводной казачьей бригады, полк вновь вошел в состав Уссурийской конной бригады, в которой числился уже 6 лет и теперь, лишь в 1-й раз, с нею соединился.
20-го ноября 1-я, 5-я сотни и штаб полка прибыли на свою постоянную стоянку в Гродеково. 2-я сотня из Никольска выступила на стоянку в с. Камень-Рыболов.
Пулеметная команда 29-го Одесского полка из Никольска была откомандирована в Россию; на место же ее в марте месяце полку была придана постоянная команда, для сформирования которой пулеметы и вся материальная часть была взята в 25-м донском казачьем полку. Благодаря непрекращавшимся беспорядкам, сотни, по одиночке и дивизионами до последних чисел января командировались в Никольск, Владивосток, на ст. Спасскую. С прибытием их, всюду порядок восстановлялся. Вследствие этих командировок при штабе не оставалось людей для полкового наряда и его несла учебная команда.
Сотни после увольнения в декабре льготных и в январе казаков 1900 и 1901 г.г. имели по списку 50-60 казаков. Некомплект только в апреле месяце был отчасти

Главнокомандующий ген.-адъют. Линевич навешивает знаки отличия Военного Ордена казакам 1-го Нерчинского полка

Главнокомандующий ген.-адъют. Линевич навешивает знаки отличия Военного Ордена казакам 1-го Нерчинского полка

-211-
пополнен молодыми казаками; с ними в сотнях стало немногим более ста казаков, но одновременно с этим на топографические поездки в Маньчжурию от каждой сотни было командировано на 3-4 месяца по 40 казаков; старых казаков не хватило и в командировку ушли частью молодые казаки, совершенно необученные. Эти и другие командировки, отвлекая из сотен половину казаков, до осени не давали возможности полку приступить к серьезной строевой работе.
В конце апреля, давно ходившие слухи о передвижении полка на стоянку в г. Благовещенск оправдались. 1-я, 4-я, 5-я сотни и штаб полка 10-го мая прибыли в г. Благовещенск. Чрез месяц из Хунчуна прибыла сюда же 3-я сотня.
2-я сотня, оставшаяся на ст. Спасской до окончания суда над бунтовавшими во Владивостоке моряками и артиллеристами, в начале августа стала в Екатерино-Никольске совместно с 6-й сотней. На место же Нерчинского полка в Гродеково переведен из Благовещенска Амурский казачий полк.

Подъесаул А. Маковкин

Подъесаул А. Маковкин

-212-
С Благовещенском связаны лучшие воспоминания молодой жизни полка; здесь в 1900 году раздался первый боевой выстрел, здесь 1-я и 2-я сотни приняли боевое крещение, а затем после боев у д. Талушаны и под Айгуном под начальством генерал-майора Ренненкампфа, вместе с 3-й сотней совершили славный поход чрез всю Маньчжурию, захватив г.г. Цицикар и Гирин.
С тех пор только полтора года полк жил при мирной обстановке, все же остальное время провел в походах, исколесив во всех направлениях Маньчжурию, а затем, в японскую войну, северную Корею.
Прошло шесть лет и полк вновь стоит на берегу широкого Амура и телеграммы боевых товарищей, разъехавшихся по далеким уголкам широкой матушки России, часто будят в воспоминаниях эпизоды недавно замолкшей войны.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2020 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru