: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

1-й Нерчинский полк
Забайкальского казачьего войска

 

Глава десятая.
После китайского похода.

Полковые истории

-138-

После трех лет маньчжурских скитаний, в Гродеково полк расположился с непривычным для казаков комфортом: в прекрасных, только что отстроенных казармах, а осенью были готовы и отличные конюшни.
Летом полк был освобожден от лагерного сбора, для устройства на новом месте, так как, кроме казарм, в Гродеково не было никаких хозяйственных построек и все это строилось собственными средствами.
Полк сведен был в бригаду с Приморским драгунским полком, которая временно была подчинена начальнику штаба 1-го Сибирского армейского корпуса генерал-майору Иванову. Начальник же Уссурийской конной бригады, в составе которой числился полк, генерал-майор Крыжановский находился в гор. Гирине.
С декабря 1902 года, за болезнью командира полка полковника Котова, полком временно командовал войсковой старшина Куклин, а затем с апреля войсковой старшина Вотинцев. 5-го августа прибыл в полк вновь назначенный командир полка полковник Павлов.
С прибытием полка в Гродеково началась усиленная строевая работа. В мае прибыли из войска молодые казаки, которым нужно было дать прочный фундамент для дальнейшей службы; молодые казаки двух предшествующих годов, вследствие войны, обучались наскоро; хотя нужно сказать, что этот недочет первоначальной подготовки хорошо восполнялся опытом боевым и военно-походным. Можно было видеть казака в первый год службы с знаком отличия военного ордена.
Окрестности Гродекова прекрасно отвечали условиям казачьей стоянки; здесь была широкая равнина, леса, холмы

-139-
и горы, словом, для всяких полевых упражнений можно было найти поучительную местность.
С августа месяца начались сотенные, а осенью конные полковые ученья и полевые занятия всех видов. Работа эта шла тем более энергично, что к концу года политический горизонт на Дальнем Востоке стал заволакиваться. Японцы на почве маньчжурского и корейского вопросов стали все более и более требовательны и придирчивы. В обычное течение жизни полка в мае месяце некоторую перемену внес приезд военного министра генерал-адъютанта Куропаткина, явившийся крупным событием в жизни местных войск, так как это было чуть ли не первое посещение столь крупным начальником Дальневосточной окраины.
Для представления военному министру в гор. Никольске были сосредоточены войска ближайших гарнизонов, куда три сотни со ст. Гродеково прибыли походным порядком и участвовали в параде, а затем на маневрах в присутствии генерал-адъютанта Куропаткина, передавшего войскам Царское спасибо за боевую службу в Маньчжурии.
В расквартировании полка и октябре произошла следующая перемена: 4-я и 5-я сотни из урочища Новокиевска перешли на стоянку: первая в г. Никольск, вторая в сел. Камень-Рыболов.
С приездом полковника Павлова явилась мысль о приводе из России для офицеров полка чистокровных лошадей, потому что в Уссурийском крае хороших лошадей достать трудно и они дороги. При содействии ротмистра Носовича были куплены 17 чистокровных и 1 полукровная лошадь, и в последних числах ноября они прибыли по железной дороге в Гродеково. Большой интерес представлял строевой опыт чистокровных лошадей, так как в последнее время в печати раздавались голоса, что они нежны, неповоротливы, заносят, и потому для строя непригодны.
Опыт, и опыт серьезный, вскоре представился: через два месяца по прибытии лошадей в полк, началась война с японцами и большинство из них сделали поход в Корею, неся все невзгоды 16 месяцев пути рядом и при одинаковых условиях с неприхотливой забайкалкой; при этом, если было между ними несколько случаев заболевания при походе из с. Раздольного до гор. Гензана (950 верст — в 27 дней), то причину тому нужно искать в систематическом недоедании зерна на большинстве ночлегов этого трудного горного похода и в замене сена травой или прошлогодней чумизной соломой. Подобным же образом

-140-
этот поход отразился и на забайкалках, между которыми также было не мало отсталых. В дальнейшей же боевой и походной работе они вполне применились к местным условиям и работали без отказа, оставаясь круглый год на коновязи. Некоторые зимовали без попон.
Лучшим показателем доверия офицеров к чистокровной лошади, как к коню строевому, служит то, что сейчас же по окончании войны была приведена из России новая партия в 14 лошадей, а затем через полгода, летом 1906 г., куплено еще 8 лошадей, и их, таким образом, за 2 ½ года в полк было приведено 40 лошадей.
В гор. Благовещенске в 1906 году все джентльменские скачки на местном скаковом кругу были выиграны офицерами полка, что послужило к перемене местных взглядов на чистокровную лошадь, в которой большинство сомневалось.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2020 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru