: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Чесский П.Ф.

215-й пехотный Бузулукский полк
в войне с Японией 1904-1905 гг.

 

I. Краткая история полка.

 

Полковые истории

 

[3] 27-го сентября 1851 года, по Высочайшей воле, изъявленной в предписании командиру Самарской инвалидной роты окружным генералом внутренней стражи четвертого округа от 15-го октября 1851 года, было приступлено к формированию Самарского гарнизонного батальона из Самарской инвалидной роты. С 7-го января 1852 года началось постепенное укомплектование гарнизонного батальона партиями нижних чинов, прибывающими из гарнизонных батальонов: Симбирского, Нижегородского, Казанского и Пермского. К 15-му января 1852 года батальон был окончательно сформирован в составе 23 офицеров, 58 унтер-офицеров, 13 барабанщиков, 701 рядовых и 23 нестроевых нижних чинов. Кроме того, при батальоне считались расположенные в уездных городах инвалидные команды: Самарская, Бугульминская, Бугурусланская, Бузулукская, Николаевская, Ставропольская, Новоузенская и Сергиевская, которые во всех отношениях подчинялись командиру Самарского гарнизонного батальона. Командиром батальона был назначен майор Магнушевский. [4]

15-го января 1852 года, в 7 часов утра, все гг. офицеры и нижние чины, по приказанию командира батальона, были собраны в манеже и разбиты на три роты.
Каждая рота подразделилась на четыре капральства, а капральство на четыре десятка.
В строевом отношении батальон в трехротном составе разделялся на шесть взводов, в которых назначались фланговые унтер-офицеры, линейные жалонеры и знаменные ряды. По выдаче обмундирования и вооружения, было приступлено к фронтовому обучению нижних чинов батальона, начиная с одиночной выправки, на что обращалось особое внимание, разделив предварительно людей по достоинству и разрядам, но так, чтобы означенное разделение людей не смешивалось в капральствах. Деление нижних чинов на разряды имело в то время большое значение, так как высшие разряды составляли лучшие люди, на которых в строевом образовании обращалось не столь большое внимание, как на низшие разряды, что давало возможность скорее поставить строевое обучение на один уровень. Для передачи правильного фронтового образования и пригонки амуниции при батальоне составлялась учебная команда, в которую назначалось по четыре унтер-офицера и по четыре рядовых от каждой роты, а от инвалидных команд - по два унтер-офицера и по два рядовых; при этом, командирование нижних чинов в учебную команду для прохождения курса нисколько не зависело от срока на военной службе как рядовых, так и унтер-офицеров.
Для заведывания этой командой назначался особый офицер, который пользовался правами ротного командира. [5]

Что же касается довольствия нижних чинов, то при батальоне, дабы нижние чины не довольствовались на обывательских квартирах, была устроена особая кухня, при чем довольствие производилось по особо составленной раскладке, утвержденной командиром батальона; семейные же нижние чины довольствовались самостоятельно, каждый отдельно.
16-го января 1855 года Самарский гарнизонный батальон и подведомственные ему инвалидные команды, по Высочайшему повелению, были подчинены командиру отдельного Оренбургского корпуса, и батальон переименован в Оренбургский линейный № 11, с зачислением в состав 1-й бригады 23-й пехотной дивизии. По обмундированию и вооружению батальон был приравнен к остальным оренбургским батальонам; содержание же батальона и инвалидных команд осталось прежнее, то есть внутреннее-гарнизонное. В это время командиром батальона был подполковник Подревский, переведенный 24-го сентября 1854 года из гренадерского Его Величества короля Прусского полка, а майор Магнушевский переведен командиром Астраханского гарнизонного батальона. В строевом отношении батальон разделялся так же, как и прежде, но программа строевого обучения была значительно расширена по Высочайшему повелению, после донесения на Высочайшее имя о результатах инспекторского смотра. Прежде обращалось особое внимание только на фронтовую выправку солдата, теперь же было повелено ввести обучение и рассыпному строю, для чего половину штата барабанщиков заменили горнистами, и было приказано выбрать по 24 человека с роты расторопных, ловких и смышленых людей в застрельщики, в состав которых [6] ни вице-унтер-офицеры, ни унтер-офицеры не входили, а назначались рядовые и по одному ефрейтору от каждого капральства.
Батальон, в составе трех рот, существовал до 12-го октября 1855 года, когда последовал приказ военного министра о переформировании батальона из трехротного состава в четырехротный, с увеличением штата офицеров и нижних чинов; таким образом, штат батальона получился следующий: штаб-офицеров 2, обер-офицеров 27, унтер-офицеров 80, музыкантов 17, рядовых 920 и нестроевых 97; недостающих по штату офицеров и нижних чинов было приказано назначить из общего числа сверхштатных чинов 23-й пехотной дивизии.
В виду увеличения штата чинов батальона и прибытия новых элементов, как нижних чинов, так и гг. офицеров. дабы сплотить последних во всех отношениях, а особенно в единомыслии, взглядах и единении во внутренней жизни, командиром батальона неоднократно был показан лично живой пример всех вышеозначенных достоинств, поэтому нельзя умолчать, что, несмотря на молодые годы части, товарищеский дух воина настолько привился в батальоне, что во время Крымской кампании, когда наша армия нуждалась в материальной помощи, батальон, по одному слову командира, принял живое участие в несчастии, постигшем на войне сотоварищей, пожертвовав в пользу раненых сбор в 179 рублей.
За такое душевное отношение к своим товарищам батальон удостоился Высочайшей благодарности. Вскоре после этого, именно 27-го мая 1857 года, командир батальона, подполковник Подревский, за [7] отлично усердную службу был произведен в полковники.
23-го июня 1857 года Государь Император, по всеподданнейшему докладу командира отдельного Оренбургского корпуса, генерал-адъютанта графа Перовского, всемилостивейше повелеть соизволил: производство на ваканции в следующие чины гг. офицеров оренбургских линейных батальонов, с № 1-го по № 9-ый включительно, подчинить тем же правилам, какие существуют в войсках армии, то есть, не ограничиваясь трехлетнею выслугою в чине, а рассчитывая ваканции по всем батальонам; что же касается гг. офицеров №№ 10-го и 11-го линейных батальонов, как состоящих на внутреннем гарнизонном содержании, то производство их на ваканции установить по каждому батальону особо.
В шестидесятых годах все Поволжье страдало от холерной эпидемии, в батальоне же, благодаря деятельности командира батальона и его ближайших помощников, хотя и были несчастные случаи, но смертность была сравнительно незначительна: в среднем умирало в год от 30 до 50 человек. Вообще, процент смертности в Самарской губернии был несравненно больший, вследствие чего в некоторых уездах проявились народные волнения: волнения эти иногда подавлялись гражданскими властями, а иногда принимали такой характер, что гражданские власти прибегали к помощи и содействию войск; так, в 1859 году, 5-го июня, была командирована 1-я рота батальона, в составе 131 человека при 15 унтер-офицерах и 2 офицерах, в помощь гражданским властям в Николаевский уезд, Самарской губернии; 16-го июля была командирована [8] 3-я рота, в составе 120 рядовых при 8 унтер-офицерах и 2 офицерах, в Бузулукский уезд, Самарской губернии. За это командир батальона получил Высочайшую благодарность, а нижние чины - денежную награду в размере одного рубля.
Как было выше сказано, батальон состоял в первой бригаде 23-й пехотной дивизии Оренбургского отдельного корпуса.
По Высочайшему приказу от 28-го февраля 1860 года, подразделение на бригады и должности командиров бригад в 23-й пехотной дивизии были уничтожены, а взамен этого в дивизии был оставлен один генерал-майор в должности помощника начальника дивизии, с содержанием бывшего командира бригады. Таким образом, батальон должен был состоять в подчинении начальника дивизии и его помощника. 29-го июля того же года, по Высочайшему повелению, командиром отдельного Оренбургского корпуса и оренбургским и самарским генерал-губернатором был назначен генерал-от-артиллерии Безак, с оставлением в звании генерал-адъютанта. В 1861 году, 24-го сентября, Высочайшим приказом, командир батальона, полковник Подревский, был уволен в отставку, а на его место назначен подполковник Курковский. Батальон, под именем Оренбургского № 11 линейного, существовал до 13-го августа 1864 года, когда, Высочайшим приказом, он был переименован в Самарский губернский батальон трехротного состава, в 600 рядовых, и подчинен самарскому губернскому воинскому начальнику, состоящая же при нем Самарская инвалидная команда, переименованная еще в 1862 году, 24-го июля, в Самарскую губернскую [9] команду, была совершенно упразднена. Командир батальона, подполковник Курковский, Высочайшим приказом 28-го февраля 1866 года, был произведен за отличную службу в полковники. В 1868 году. 8-го октября, по Высочайшему повелению, Самарский губернский батальон был переформирован из трехротного состава, в 600 рядовых, в двухротный, в 400 рядовых; излишних людей, прослуживших 12 лет, было приказано уволить во временные отпуски, а остальных отправить на пополнение отдельных команд. Высочайшим приказом от 29-го июня 1869 года, командир батальона, полковник Курковский, уволен в отставку; вместо него 11-го июля того же года был назначен подполковник Ворганин, а затем, 24-го августа 1870 года, его сменил полковник Вечей.

Высочайшим приказом от 26-го августа 1874 года, Самарский губернский батальон двухротного состава, в 400 рядовых, переименован в Самарский местный батальон и подчинен самарскому уездному воинскому начальнику. 12-го сентября того же года, Высочайшим приказом, командир батальона, полковник Вечей, оставлен за штатом, с зачислением по армейской пехоте, а вместо него, тем же приказом, назначен командиром батальона самарский уездный воинский начальник, полковник Николай Иванович де ля-Крои. В феврале месяце 1877 года 2-я рота Самарского местного батальона, в составе 3 офицеров, 16 унтер-офицеров, 185 рядовых и 79 новобранцев, всего 283 человека, была выделена на сформирование Оренбургского № 2 линейного батальона. На пополнение же кадра Самарского местного батальона было прислано из Саратовской [10] местной команды 65 человек и из Астраханского батальона 124 человека, и, таким образом, 2-я рота Самарского местного батальона была вновь укомплектована.

31-го августа 1878 года Самарский местный батальон переименован в 95-й пехотный резервный батальон (кадровый). Командиром батальона, вместо полковника де ля-Крои, Высочайшим приказом от 13-го октября, был назначен Ромуальд Эдуардович Домбровский. Батальон, с переименованием в 95-й кадровый, переформирован в пятиротный состав. Штат батальона: офицеров 36, классных чиновников 3, строевых нижних чинов 645 и нестроевых 83 человека. На укомплектование его, при увеличении штата, вошла часть офицеров и нижних чинов расформированного, по Высочайшему повелению, 48-го пехотного резервного батальона. 95-й пехотный резервный батальон со дня сформирования вошел в состав 24-й пехотной резервной дивизии и был подчинен Самарскому губернскому воинскому начальнику, пользовавшемуся правами начальника дивизии.

В мирное время батальон составлял кадр 77-го запасного пехотного батальона, формируемого в городе Самаре, и 79-го запасного пехотного батальона, формируемого в городе Бузулуке. При батальоне содержался неприкосновенный запас для: 1) управления 24-й пехотной резервной дивизии, 2) подвижного ее лазарета и 3) штаба 2-й бригады той же дивизии. Цель батальона в мирное время, как и всех пехотных резервных войск, усиливать действующую пехоту. содержать гарнизоны в укрепленных пунктах и исполнять местную внутреннюю службу. В военное время из состава резервных войск [11] выделяются кадры для формирования запасных батальонов.

Одновременно с переформированием батальона в пятиротный состав, была сформирована учебная команда, в состав которой, по распоряжению губернского воинского начальника, от всех местных команд, расположенных в губернии, командировались нижние чины для обучения. При учебной команде в первый раз сформировался писарской класс, специально только для строевой подготовки.
В 1880 году. 7-го апреля, батальону пожаловано простое армейское знамя при Высочайшей грамоте:
«Божиею милостию, Мы, Александр Вторый, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая, Нашему
95-му резервному пехотному кадровому батальону. В ознаменование особого Монаршего благоволения 95-му резервному пехотному кадровому батальону, Всемилостивейше жалуем батальону сему знамя и повелеваем, освятив оное, по установлению употреблять на службу Нам и отечеству с верностью и усердием, Российскому воинству свойственными.
Александр».
В 1881 году в батальоне последовало изменение в вооружении и обмундировании: были введены малокалиберные винтовки (4-х линейные), мундиры двубортные без пуговиц и без цветных клапанов на воротниках, измененного образца шинели с белыми клапанами на воротниках, вместо кепи - фуражки с белым околышем, барашковые шапки с гербом и кокардой, светло-синие погоны с шифровкой, так же, как и на околыше фуражки, «95 Р.». [12]

24-го апреля 1881 года командир батальона, полковник Домбровский, Высочайшим приказом, уволен в отставку генерал-майором, а 1-го мая вместо него назначен полковник Александр Александрович Соколов. В том же году, 30-го августа, приказом по военному ведомству, должность губернского воинского начальника была упразднена, и батальон подчинен начальнику 20-й местной бригады: штаб г. Саратов. Таким же приказом от 14-го ноября, батальон был размещен по уездным городам Самарской губернии: 1-я рота в г. Ставрополе, 2-я рота в г. Бугульме, 3-я - в г. Бугуруслане, 4-я - в г. Бузулуке, 5-я же рота со штабом была расквартирована в г. Самаре. Кадр для 77-го и 79-го запасных батальонов был передан уездному воинскому начальнику.

23-го октября 1882 года начальник 20-й местной бригады назначил торжественное освящение Высочайше пожалованных 95-му и 96-му резервным пехотным кадровым батальонам знамен. Накануне, т.е. 21-го октября, в церкви Святые Троицы, в г. Самаре, в 2 часа дня была отслужена панихида по в Бозе почившем Государе Императоре Александре Николаевиче, в память пожалования знамени в Его царствование, на которой присутствовали все гг. офицеры, классные чиновники, нижние чины 5-ой роты, учебная команда, писарской класс, писаря канцелярии батальона и все нестроевые. Командирам 1-й, 2-й, 3-й и 4-й рот, расположенных по уездным городам, было приказано сделать соответствующее распоряжение об отслужении 21-го октября панихиды, в присутствии нижних чинов рот, в городских церквах. По окончании панихиды, все гг. офицеры, классные чиновники [13] и назначенные от каждой роты по одному фельдфебелю, унтер-офицеру, ефрейтору и рядовому, составив отдельную команду, прибыли на квартиру командира батальона для торжественной прибивки Всемилостивейше пожалованного знамени. На следующий день, 22-го октября, было совершено торжественное освящение знамени. После божественной литургии, отслуженной епископом самарским в старом Казанском кафедральном соборе, на площади, перед последним был произведен церковный парад, в составе 5-й роты, учебной команды, нестроевых и всех нижних чинов, прибывших из рот, расположенных в уездных городах.
После молебствия и присяги, командир батальона, полковник Соколов, обратившись ко всем чинам батальона, сказал:
«Сегодня совершилось торжественное освящение Всемилостивейше пожалованного вверенному мне батальону знамени. Поздравляю всех чинов батальона с этой Монаршею милостью. Я счастлив, что на мою долю выпала честь поздравить вас с нею и быть вашим командиром в этот торжественный и незабвенный для каждого из нас день. Принеся под осенением этой военно-священной хоругви присягу на верность службы нашему обожаемому Монарху и дорогому отечеству, будем всегда верны данной нами перед лицом Всевышнего Бога клятве служить верно и нелицемерно, быть охранителями спокойствия и благоденствия жителей мирных и страшною грозою врагов внутренних и внешних; если же, по повелению нашего великого Государя вступим в бой с врагами отечества, то не пожалеем своей жизни до последней капли крови, исполняя долг свой, и докажем, [14] что мы достойны Всемилостивейше пожалованного нам знамени. Эта священная хоругвь, под сенью которой станем мы теперь, должна, по существующим законам, прослужить в батальоне сто лет. Много будет новых молодых поколений, которые после нас будут служить под осенением ее, и только память о нас, участниках сегодняшнего торжества, останется в их воспоминаниях.
Покажем же им нашею честною, верною службою и исполнением нашего долга примеры, достойные русского солдата. Научим же их с благоговением и любовью смотреть на эту священную хоругвь, напоминающую нам Царя и отечество. Научим же их в борьбе с врагами отечества не пожалеть своей жизни до последней капли крови за Царя православного и за Русь святую».
В день торжества командирами 95-го и 96-го резервных кадровых батальонов была послана военному министру телеграмма такого содержания:
«95-й и 96-й резервные пехотные батальоны, в день освящения и принятия Всемилостивейше пожалованных им знамен, просят ваше высокопревосходительство повергнуть к стопам Его Императорского Величества чувства беспредельной верноподданнической преданности и всегдашней готовности жертвовать жизнью за Царя и отечество. Полковник Соколов, полковник Миллер».
На эту телеграмму от военного министра был получен ответ такого содержания:
«Командиру 95-го пехотного резервного батальона.
Государь Император, по прочтении телеграммы вашей, Высочайше соизволил повелеть: поздравить батальоны с торжеством освящения знамен и благодарить [15] вас и всех чинов сих батальонов за верноподданнические чувства. Генерал-адъютант Ванновский».

По случаю этого торжества, приказано было устроить обед нижним чинам батальона по усиленному окладу и выдать на каждого по чарке водки; гг. же офицеры совместно с гг. офицерами 96-го пехотного резервного батальона, во главе с командирами батальонов, чествовали торжественный день за товарищеским завтраком.

В 1883 году, приказом по казанскому военному округу, 5-я рота батальона была командирована для отбытия общего лагерного сбора с 1-го по 30-е августа под г. Казанью, в составе 4-х офицеров, 7 унтер-офицеров. 2-х барабанщиков, 68 рядовых и 11 нестроевых.

В 1884 году, тем же приказом по округу, для отбывания общего лагерного сбора в г. Саратове, из г. Бузулука 15-го июля была отправлена 4-я рота, которая вернулась обратно
3-го сентября; 5-я же рота с 11-го июля по 7-е сентября, вместо 4-й роты, была командирована в г. Бузулук для несения караульной службы, а на следующий год была отправлена для содержания караулов в г. Инсаре, с 20-го июля по 20-е августа того же года. В том же году, Высочайшим приказом от 28-го июня за № 163, было установлено старшинство 95-го пехотного резервного батальона с 27-го сентября 1851 г. и утвержден 100-летний юбилей 27-го сентября 1951 года.

9-го марта 1886 года, Высочайшим приказом, командир батальона, полковник Соколов, был назначен командиром 44-го пехотного Камчатского полка, и таким же приказом от 16-го марта, командиром [16] батальона был назначен полковник Франц Иванович Домбровский, который вступил в командование 19-го мая того же года.

С 1-го по 30-е августа батальон, в составе четырех рот (1-й, 2-й, 3-й и 4-й), участвовал в общем подвижном сборе между Пензою и Кузнецком, в который выступил 27-го июля, и возвратился 6-го сентября.

С 1887 года, в виду формирования 6-й роты, штат батальона начал постепенно увеличиваться; так, в 1888 году к штату было добавлено: 1 младший штаб-офицер в чине подполковника, 2 капитана и 4 младших офицера, в 1890 году добавлено еще 2 капитана и 1 подпоручик. Таким образом, в 1891 году штат батальона образовался следующий: гг. офицеров 52, классных чиновников 3, строевых нижних чинов 585, вольноопределяющихся 6 и нестроевых 36. Согласно приказа по округу, в 1888 году роты, стоявшие в отделе по уездным городам Самарской губернии, возвратились в г. Самару: 22-го сентября возвратилась из г. Ставрополя 1-я рота, 4-го октября - из г. Бугульмы 2-я рота и 17-го октября - из г. Бузулука 4-я рота и из г. Бугуруслана 3-я рота. С этого времени батальон в полном составе занял постоянную стоянку в г. Самаре.

В 1889 и 1890 годах батальон в четырехротном составе (2-й, 3-й, 4-й и 5-й роты) участвовал ежегодно, с 1-го по 30-е августа, в общих подвижных сборах: в первый раз под г. Саратовом, а во второй - между Кузнецком и Саратовом.

Высочайшим приказом 1891 года от 25-го марта, 95-й пехотный резервный батальон (кадровый) переименован в 300 Бузулукский резервный батальон, [17] вследствие чего, приказом по военному ведомству от 28-го мая того же года, была изменена шифровка на погонах и на околышах нижних чинов, вместо 95 Р на: 300. При мобилизации из батальона развертываются 2 полка: полк 1-й очереди - 300-й Бузулукский и 2-й очереди - 301-й Бугульминский.

Приказом по военному ведомству от 29-го марта того же года, в виду увеличенного штата чинов батальона, была сформирована 6-я рота, которая 8-го декабря 1892 была переименована в 3-ю роту, а 3-я еще 15-го сентября того же года была выделена на сформирование 192 пехотного резервного Дрогичинского полка. 22-го июля 1892 года, Высочайшим приказом, командир батальона, полковник Домбровский II, был назначен командиром 139-го пехотного Моршанского полка, а вместо него, этим же приказом, назначен полковник Василий Николаевич Прокопович.

В 1893 году, 26-го ноября, 4-я рота, в составе 3-х обер-офицеров и 64 нижних чинов, была командирована в село Сороку, Самарской губернии, Бузулукского уезда, для содействия гражданским властям по выселению крестьян Тамбовской и Орловской губерний, самовольно поселившихся на земле купчихи Протасовой.

До 1894 года батальон входил в состав 20-й местной бригады, 30-го же сентября этого года он вошел в состав 50-й пехотной резервной бригады и подчинился в прямом отношении начальнику бригады, генерал-майору Иванову. Штаб бригады г. Пенза. 50-я пехотная резервная бригада в это время была в 3-х-батальонном составе, а имению: Оровайского, Мокшанского и Бузулукского. В 1896 [18] году из каждого батальона было выделено по одной роте на сформирование четвертого батальона - Инсарского в г. Пензе. Из Бузулукского батальона была выделена 2-я рота, в составе 82 нижних чинов и 5 обер-офицеров, и отправлена 22-го декабря. В конце 1896 года, вследствие народных волнений, возникших при всеобщей российской переписи, батальон выступил в г. Бугульму, в помощь гражданским властям, откуда возвратился 15-го января 1897 года. Взамен выделенной 2-й роты на сформирование Инсарского батальона, 6-я рота была переименована во 2-ю, так что батальон опять стал пятиротного состава. В 1897 и 1898 г.г. батальон ежегодно участвовал в общих подвижных сборах под г. Пензой. В 1899 году, на основании приказа по военному ведомству 26-го мая, номера бригады и батальона были изменены: бригада перенумерована в 54-й, а батальон в 215-й; соответственно этому и шифровка была изменена на околышах нижних чинов, вместо шифровки 300 на: 215, а на погонах номер бригады. при мобилизации полк второй очереди изменил также нумерацию, вместо № 301-го на: № 283, и назывался Бугульминский. В это же время была прислана новая скоба на знамя с надписью. « Н I. Самарский внутренний гарнизонный батальон. 1899 г. 215-го Бузулукского резервного батальона». В июне месяце, 1-го числа, 3-я и 4-я роты батальона были командированы в ставропольский уезд, самарской губернии, в помощь гражданским властям, для выселения крестьян, занявших самовольно землю, принадлежавшую графу Орлову-Давыдову, откуда возвратились 12-го июля. 15 -го августа батальон, в четырехротном составе, выступил в подвижной сбор между гг. Самарой и [19] Симбирском и возвратился 27-го августа. В 1900 году, 27-марта, командир батальона, полковник Прокопович, произведен в генерал-майоры и уволен в отставку, а командиром батальона, Высочайшим приказом от 4-го августа, назначен полковник Павел Николаевич Малюженко, который вступил в командование с 8-го сентября. На долю этого командира выпало формировать резервный полк двухбатальонного состава.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2020 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru