: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

Глава 6. Военные чиновники

 

Статус и система чинов

 

В отличие от некоторых современных армий (но подобно многим армиям прошлых столетий) в русской армии лица, занимавшие большинство административных должностей по обслуживанию и обеспечению вооруженных сил, чья деятельность по своему характеру не отличалась от деятельности служащих в гражданских ведомствах, не носили офицерских чинов и считались не офицерами, а военными чиновниками. Они обычно именовались "классными чинами" (и хотя офицерские чины, как и гражданские, были распределены по общей шкале четырнадцати классов, следует иметь в виду, что термин "классные чины военного ведомства" в документах и литературе подразумевал именно военных чиновников).

Наиболее многочисленной их группой были врачи и вообще медицинский состав (ветеринары, аптекари, классные фельдшера и т. п.). Военные врачи, кстати, по своему положению стояли к офицерам ближе всего, поскольку многие из них непосредственно участвовали в военных действиях, на них распространялись некоторые положения об офицерских наградах, они находились ближе к офицерам по правам на устройство детей в военно-учебные заведения и т. д. На флоте, например, морские врачи в этом отношении входили в одну группу с офицерами корпусов морской артиллерии, штурманов и др. - сразу после строевых флотских офицеров и выше иных чиновников морского ведомства. И вообще они составляли несколько обособленную группу военных чиновников и иногда статистикой учитывались отдельно. Военные чиновники служили как в войсковых частях, занимая хозяйственные и делопроизводительские должности, так и в управлениях и департаментах Военного и Морского министерств - артиллерийском, инженерном, комиссариатском, провиантском и др., а также в военно-судебном и военно-учебном ведомствах.

Военные чиновники носили общегражданские чины, и на них в общем распространялся порядок чинопроизводства, принятый на гражданской службе, поскольку чиновная система долгое время играла большую роль, чем должностная, и правила продвижения по служебной лестнице были привязаны именно к ней. При установлении Табели о рангах, как уже говорилось, чин и должность не были четко разграничены, наименований чинов было множество, но со временем, когда они окончательно отделились от должностей (сохранив названия наиболее типичных), военные чиновники также стали в основном именоваться соответствующими гражданскими чинами. Но и были исключения. Чин I класса - канцлер для них не был предусмотрен за отсутствием столь высокой должности в штатах армии. Не было и чина XI класса - корабельного секретаря, зато в VI классе в военном ведомстве помимо чина коллежского советника существовал еще чин военного советника.

В остальном система была обычной: II класс - действительный тайный советник, III - тайный советник, IV - действительный статский советник, V - статский советник, VI - коллежский советник, VII - надворный советник, VIII - коллежский асессор, IX - титулярный советник, X - коллежский секретарь, XII - губернский секретарь, XIII - провинциальный секретарь и XIV - коллежский регистратор. В дальнейшем она осталась практически неизменной до 1917 г.

 

Получение первого классного чина

 

Вхождение в состав военных чиновников осуществлялось различными путями и имело много общего с пополнением чиновничества вообще. В принципе, стать чиновником военного или морского ведомства можно было на тех же основаниях, что и всякого другого: выслужиться из канцелярских служителей ведомства (среди которых существовала своя иерархия - копиисты, подканцеляристы, канцеляристы) или окончить учебное заведение, аттестат которого давал право на классный чин.

Однако состав чиновников военного и морского ведомств пополнялся и специфическим путем: во-первых, производством из нижних чинов армии и флота - унтер-офицеров (и это был один из главных каналов пополнения военного чиновничества), и, во-вторых, переименованием в гражданские чины офицеров, находившихся на нестроевых должностях. Это могло иметь место как в случае нахождения офицера на соответствующей должности сначала в офицерском чине, так и в случае перевода на такую должность строевого офицера. Дело в том, что ряд должностей по штату было разрешено замещать как военными чиновниками, так и офицерами (в этом случае офицеры обычно сохраняли свои военные чины как более почетные по понятиям того времени), но статус этих должностей мог меняться в сторону причисления их к чисто "чиновничьим". Некоторые же должности в военном ведомстве предназначались исключительно для "классных чинов", и для перешедшего на них офицера переименование в гражданский чин было обязательным.

Довольно широко состав военного чиновничества пополнялся за счет перехода чиновников из гражданских ведомств, что не представляло особенных затруднений, поскольку функции этих лиц были одинаковыми. Скажем, преподаватель общеобразовательных предметов мог с одинаковым успехом преподавать и в гимназии, и в кадетском корпусе, делопроизводитель или столоначальник казенной палаты или таможни мог выполнять аналогичные обязанности в провиантской комиссии и т. д. Поэтому если переименование в офицерские чины гражданских чиновников было делом крайне редким, а для не имевших их ранее - практически невозможным, то переход на службу в военное ведомство в "классных чинах" затруднений не представлял. Многие чиновники даже по нескольку раз переходили из военного в гражданское ведомство и обратно.

На должности военных чиновников назначались и выпускники университетов. В частности, еще в 1757 г., до Манифеста "О вольности дворянства", военнообязанным дворянам было разрешено вместо военной службы учиться в университете и потом поступать на службу чиновниками, в том числе и в армию.

В начале XIX в. выпускники университетов принимались на службу сразу с более высокими чинами: окончившие со званием действительного студента получали сразу чин XII класса, со званием кандидата - X; получившие степень магистра производились сразу в чин IX класса, а доктора - VIII. Выпускники духовных академий, окончившие их по 1-му разряду, имели право на чин IX класса, а выпускники духовных семинарий приравнивались к студентам университетов. Выпускники институтов, лицеев и высших училищ в зависимости от успехов также получали чины XIV-IX классов. Окончившие классические гимназии начинали службу с чином XIV класса. Выпускники остальных (средних и низших) учебных заведений поступали на службу канцелярскими служителями и производились в первый классный чин в зависимости от принадлежности к одному из разрядов по образованию (2-й разряд - со средним, 3-й - с низшим) и по происхождению. Имеющие среднее образование потомственные дворяне производились в первый классный чин через 1 год, дети личных дворян, духовенства и купцов 1 гильдии - через 2, дети не имеющих чина ученых, художников и канцеляристов - через 4, имеющие низшее образование - через 2, 4 и 6 лет соответственно (дети купцов 2 и 3 гильдий и представители податных сословий - через 12 лет). Право поступления на службу в том чине, на который давал право аттестат учебного заведения, сохранилось и при отмене в 1856 г. преимуществ по дальнейшему чинопроизводству в зависимости от образования.

Со временем требования к образовательному уровню повысились. С одной стороны, был прекращен прием лиц, не получивших образования в объеме уездного училища, а с другой - были повышены права получивших ученые степени. С конца XIX в. для поступления на службу необходимо было представить аттестат об окончании высшего или среднего учебного заведения либо свидетельство о прохождении 6 классов одного из заведений, равных гимназии. При этом лица с высшим образованием могли назначаться на должности сразу до VIII класса, а имеющие ученую степень доктора или магистра - VII класса. С 1897 г. военные чиновники принимались на службу только после окончания учебных заведений (поступая на действительную службу в войска, они сдавали экзамен на чин при военных училищах). И только в виде исключения, как временная мера, был допущен прием по экзамену по особой программе, равной программе для испытания вольноопределяющихся 2-го разряда.

Однако основным каналом пополнения корпуса военных чиновников (как и офицеров) было производство в классный чин лиц, уже находившихся на службе, прежде всего унтер-офицеров соответствующих служб. Последние допускались к производству в классный чин только на вакансии в тех частях и учреждениях, где они состояли на службе. Командиры частей представляли списки кандидатов в Военную коллегию, а та - в Сенат, который из 2-3 кандидатур избирал наиболее достойных и одновременно с назначением на должности (он имел право назначения чиновников до VIII класса включительно) производил их в чины, положенные по штатам для этих должностей. При этом возможно было получение сразу более высоких чинов. Например, унтер-офицеры, назначаемые на должность аудитора, производились прямо в титулярные советники (IX класс). Это практиковалось еще в начале XIX в., хотя в 1790 г. был установлен порядок получения первого классного чина только после выслуги 3 лет в предшествующем нижнем чине канцелярских служителей. В 1808 г. специальным указом было категорически запрещено производить без выслуги.

При Николае I как строевые, так и нестроевые унтер-офицеры, прослужившие в этом звании 20 лет, могли по их желанию производиться в чин XIV класса (коллежского регистратора) с назначением на должность комиссионера провиантских и комиссариатских комиссий; с 1835 г. им надо было выдержать экзамен (как у командира полка, так и в самих комиссиях) и за время службы ни разу не быть замеченным ни в нетрезвом виде, ни в предосудительных поступках.

По положению 1844 г. лица, не окончившие курса в уездных или высших начальных училищах и не выдержавшие экзамена по специальной программе, могли производиться в первый классный чин только по выслуге довольно продолжительных сроков в зависимости от происхождения: даже дворяне должны были служить 4 года, а лица более низкого происхождения - до 12 и даже 16 лет.

Производство нижних воинских чинов в классный чин допускалось только на вакансии и при выслуге ими полного положенного им срока действительной службы. Они держали экзамены по общим предметам по курсу юнкерского училища (при училищах) и специальные экзамены по роду своей службы - при своих частях и учреждениях. Причем сначала сдавались именно последние, и лишь после их успешной сдачи эти лица направлялись в юнкерские училища для экзаменов по общим наукам и дисциплинарному уставу. Выдержавшие все экзамены именовались кандидатами на классную должность и производились на вакансии. Если вакансия имелась в другом месте, то кандидат мог переводиться туда для испытания и производиться по удостоению нового начальства. При увольнении в запас до производства кандидаты на классную должность могли получить первый чин при увольнении в запас, лишь прослужив кандидатами не менее 3 лет.

В 1891 г. ввиду недостатка военных чиновников для замещения в военное время классных должностей было разрешено назначать на должности до VIII класса включительно кандидатов на классную должность и нестроевых старшего разряда из писарей, знакомых с соответствующей специальностью, а также призванных из запаса строевых из вольноопределяющихся 1-го разряда и обычных призывников со средним и высшим образованием. Все эти лица именовались зауряд-военными чиновниками. Те из них, кто имел на гражданской службе классный чин, сохраняли его, а не состоявшие на службе, но имеющие по аттестату учебного заведения или ученой степени право на чин, утверждались в этом чине Высочайшим приказом, Зауряд-военные чиновники, назначенные из кандидатов в классный чин, могли по их желанию производиться в чин XIV класса, а имеющие классные чины - в следующие на общих основаниях с военными чиновниками, но сохраняя наименование "зауряд". В случае же определения их на штатные должности в военном ведомстве в мирное время приобретали все права военных чиновников и исключались из числа зауряд-чиновников. В запасе зауряд-чиновники состояли на общих основаниях, составляя едва ли не весь комплект для низших должностей (к 1895 г. военных чиновников запаса насчитывалось всего 214 человек).

С 1902 г. проходящих действительную службу нестроевых старшего разряда из писарей стали подвергать особому экзамену на право назначения в военное время на классную должность. Экзамен проходил ежегодно перед увольнением в запас, к нему допускались все указанные выше лица, хорошо аттестованные по службе. Выдержавшие экзамен при призыве на службу в военное время получали звания зауряд-военных чиновников.

 

Чинопроизводство

 

В начале XVIII в., в годы Северной войны, порядок чинопроизводства для военных чиновников был установлен такой же, как и для офицеров, - по баллотировке старших по чину сослуживцев. Однако в дальнейшем эта практика отменена и чинопроизводство их установлено на тех же основаниях, что и во всех гражданских ведомствах: по старшинству в чине (велись списки чиновников каждого класса) без определенного срока выслуги и в виде исключения - "по достоинству", т. е. за заслуги.

В 1790 г. для военных чиновников (как и всех гражданских) установлен порядок производства в следующий чин по выслуге 3 лет в предыдущем - до VIII класса (коллежский асессор) включительно. Однако в чин VIII класса недворяне могли производиться по выслуге не 3, а 12 лет (так как этот чин сам по себе давал потомственное дворянство), за исключением производства за отличие. Производство в этот чин недворян осуществлялось с Высочайшего разрешения. В 1799 г. установлены сроки выслуги и для старших чинов (до V класса включительно): дворяне производились в коллежские асессоры через 4 года, в надворные советники - через 5 лет, а далее (только в наградном порядке и с Высочайшего разрешения), в коллежские советники, - через 6 лет и в статские советники - через 4 года. За отличие сроки могли быть сокращены.

Если производством в чины до VIII класса включительно ведал Сенат, то во все более высокие чины производство осуществлялось с разрешения самого императора. Сенат осуществлял производство раз в год - всегда в определенный день декабря. Те немногие чиновники Военной коллегии, которые при производстве в VI класс получали чин не коллежского, а военного советника, пользовались правами армейского полковника и при дальнейшем повышении производились не в общегражданский чин статского советника (V класса), а военный чин генерал-майора (IV класса).

На должности военных чиновников могли назначаться и отставные офицеры, но с обязательным переименованием в гражданские чины, причем прослужившие в последнем офицерском чине менее 3 лет - в равный по классу гражданский чин. а 3 года и более - на один чин выше. В 1791 г. также установлено, что офицеры, служившие в комиссариате, Провиантском департаменте, счетной и инспекторской экспедициях (генерал-кригскомиссар, генерал-провиантмейстер, генерал-контролер и т. д.) и достигшие чина генерал-майора, при дальнейшем повышении производятся не в генерал-лейтенанты, а исключительно в гражданский чин тайного советника.

Указом 1809 г. для производства в чин VIII класса необходимо было помимо выслуги иметь университетский диплом или сдать при университете соответствующий экзамен. То же самое плюс еще общий 10-летний стаж на службе требовалось при производстве в чин V класса. Тем же указом отменено правило, согласно которому чиновники могли занимать должности лишь одним чином выше или ниже положенного по классу (еще по постановлению 1767 г. можно было производить в чины одним классом выше занимаемой должности). Однако вскоре были сделаны многочисленные изъятия и исключения из положения об образовательном цензе (в том числе и для чиновников военного ведомства).

Положением 25 июня 1834 г. указ 1809 г. окончательно отменен, и производство в чины согласовано по-прежнему с занятием соответствующей данному классу должности (с допущением получения чина лишь одним классом выше положенного по штату для этой должности). Вместе с тем для создания льготных условий прохождения службы лицам с высоким образовательным уровнем сроки выслуги в чинах были сообразованы с разрядом учебного заведения, которое окончил чиновник (высшее, среднее, низшее). Кроме того, чиновники, не имеющие высшего образования, могли производиться в чин VIII класса только в случае занятия соответствующей ему должности. При производстве за отличие сроки выслуги сокращались. В предлагаемой таблице наглядно отображено, через какое количество лет службы военные чиновники могли быть произведены в чин очередного класса.

Производство в чин очередного класса С высшим образованием Со средним образованием С низшим образованием
За отличие Общие За отличие Общие За отличие Общие
 
Из XIV в XII 2 3 3 4 3 4
Из XII в X 2 3 3 4 3 4
Из X в IX 2 4 3 4 3 4
Из IX в VIII* 2 4 3 4 3 5
Из VIII в VII 2 3 3 4 4 6
Из VII в VI 2 3 3 4 4 6
Из VI в V 3 4 4 6 6 8
* Для недворян сроки выслуги для получения чина VIII класса составляли соответственно 4, 6, 6, 10, 8 и 10 лет.

 

В 1836 г. в военном ведомстве разрешено по усмотрению начальства назначать на должности чиновников, имеющих чины одним классом выше или двумя классами ниже положенного для этой должности, а в случае необходимости - и более чем двумя классами ниже. Чиновники, занимающие несколько должностей, представлялись в чины по высшей. Чин военного советника был сохранен, но в него производились только члены общих присутствий в департаментах Военного министерства, чиновники особых поручений при министре, начальники отделений и секретной экспедиции министерства, а также лица, занимающие должности генерал-провиантмейстера, генерал-кригскомиссара и управляющих провиантскими и комиссариатскими комиссиями.

В 1856 г. (9 декабря) положение 1834 г. об ускоренном производстве в чины лиц с более высоким образованием отменено, и сроки выслуги в чинах стали едиными для всех: до получения чина VIII класса срок выслуги в каждом чине составлял 3 года, а из VIII в VII, из VII в VI и из VI в V - 4 года; при производстве за отличие эти сроки сокращались на 1 год. Такой порядок сохранялся и в дальнейшем. Военные чиновники запаса, поступившие на службу по гражданскому ведомству и получившие за это время повышение в чине, при поступлении вновь на действительную службу в военное ведомство сохраняли эти новые чины.

 

Численность военных чиновников и ее пополнение

 

Общую численность военных чиновников определить довольно трудно: до 1847 г. их учета военное ведомство не вело, а затем он был сосредоточен по департаментам Военного министерства. Поэтому точные данные имеются в основном о военно-медицинских чинах (которые как специфическая и узкопрофессиональная часть военного чиновничества учитывалась Военно-медицинским департаментом). Поскольку среди всей массы "классных чинов военного ведомства" военно-медицинские чины составляли от 30 до 40%, можно заключить, что общее число военных чиновников, не превышавшее в XVIII - начале XIX в. 1,5-2 тыс. человек, к концу первой четверти XIX в. увеличилось до 4-5 тыс., к середине XIX в. - до 7-8 тыс., а во второй половине столетия составляло около 10 тыс. и в начале XX в. - 11-12 тыс.

На флоте военные чиновники в первой половине XIX в. составляли более 1,3 тыс. человек, в 60-е гг. их число уменьшилось (вместе с сокращением общей численности флота) и до начала XX в. не превышало 1 тыс. человек. Численность военных чиновников росла в целом быстрее численности офицеров, что объясняется усложнением войскового хозяйства и ростом количества управлений, заведений, организаций и штабов военного ведомства. Особенно заметен этот рост во второй четверти XIX в., когда при неизменной численности офицерского корпуса число военных чиновников возросло почти вдвое. Численность военно-медицинских чинов за отдельные годы показана в таблице 73 247.

В начале XX в., в годы перед мировой войной, численность военных чиновников превысила 10 тыс. человек: если к концу 1910 г. их насчитывалось чуть больше 9 тыс., то к концу 1911г. - 10 496 человек (в том числе 3427 медиков), а к концу 1912 г. - 11 237 (в том числе 3708 медиков) 248. С началом войны, после мобилизации (запас военных врачей составлял всего 432 человека), численность военных чиновников увеличилась почти вдвое. В ходе войны (см. табл. 11) она еще больше возросла (особенно с учетом появления аппарата Земгора и других общественных организаций). На 1 марта 1917 г. числилось 56 627 военных чиновников 249, а на 25 октября - 107 641 (в строевых частях - 20 693, в ополченческих частях - 1169, в тыловых частях - 43 260 и в общественных организациях, работавших по обеспечению армии, - 42 519) 250.

Убыль военных чиновников в мирное время была сравнительно небольшой, в процентном отношении намного меньше убыли офицеров. Причины были теми же, что и у офицеров, но сказывались они в гораздо меньшей степени. Основная причина убыли офицеров - выход в отставку по собственному желанию - слабо проявлялась в данном случае по крайней мере по двум обстоятельствам. Во-первых, условия службы военных чиновников значительно легче; во-вторых, военные чиновники были в среднем более низкого происхождения, меньшей в целом материальной обеспеченности, и служба для абсолютного большинства из них являла единственный источник средств существования, поэтому и оставлять ее они не торопились (состав чиновничества вообще был намного более стабильным, чем офицерства). Да и во время войны военные чиновники несли несравненно меньшие потери, поэтому их численность никогда не опускалась до сколько-нибудь опасных пределов (на 1.1 1853 г. военных врачей насчитывалось 1814, а к окончанию Крымской войны - 2299). За 1826-1850 гг. убыло 3325 военных врачей. 555 ветеринаров и 280 фармацевтов 251, т. е. армия теряла в среднем по 166 военно-медицинских чинов в год.

Одной из основных причин убыли врачей и других военных чиновников был переход их в гражданские ведомства - до 1/3 всех убывших. Перед мировой войной цифры убыли оставались очень небольшими в процентном отношении (см. табл. 74) 252.

За время мировой войны потери среди военных чиновников были относительно невелики (большая часть их приходилась на врачей): убито 39 военных врачей и 24 прочих военных чиновника, умерло от разных причин (в том числе и от ран) - 280 и 256, ранено и контужено - 531 и 315, пропало без вести - 53 и 35, попало в плен - 556 и 358, заболело - 4525 и 4577 253 .

О путях пополнения военного чиновничества уже было сказано; проблемы с этим, как правило, не существовало, за исключением военно-медицинских чинов, что связано с необходимостью их специальной подготовки. В XVIII - начале XIX в. едва ли не большую часть военных врачей составляли иностранцы или российские подданные иностранного происхождения (для первой половины XVIII в. это особенно характерно). По мере развития отечественного медицинского образования армия все в большей степени пополнялась русскими врачами. За 1826-1850 гг. на военную службу поступило 4027 врачей, 675 ветеринаров, 406 фармацевтов, в том числе из академии и университетов - 3091, 649 и 156 соответственно, а из других ведомств и вольнопрактикующих - 936, 26 и 250 254.

Среди учебных заведений, готовивших медицинские кадры для армии, выделялась специально для этого предназначенная Военно-медицинская академия, речь о которой пойдет ниже. Воспитанники ее, как и окончившие гражданские медицинские факультеты, выпускались со званием лекаря, причем казеннокоштные воспитанники обязаны были прослужить в военном ведомстве 10 лет. а стипендиаты - 5 лет. В начале XIX в. академия давала в среднем 30 человек в год, университеты - 50. К середине XIX в. академия превратилась в основного поставщика медицинских кадров для армии (см. табл. 75) 255.

Свое значение Военно-медицинская академия сохраняла и в дальнейшем, хотя по мере развития сети гражданского медицинского образования доля ее выпускников среди армейских медиков несколько упала. Пополнение армии врачами и прочими военными чиновниками перед первой мировой войной представлено в таблице 76 256.

Военно-медицинская академия.

Для подготовки военных чиновников специальных учебных заведений не существовало, да в этом и не было необходимости, поскольку характер их деятельности практически не отличался от гражданской службы. Однако служба военно-медицинских чинов имела свою специфику, поэтому, хотя в XVIII - начале XIX в. медицинское образование носило общий характер, рано или поздно должен был встать вопрос о специальной подготовке военных врачей. Кроме того, армия не могла бесконечно зависеть от случайных обстоятельств, влияющих на желание врачей поступать на военную службу (а кроме добровольного поступления иных путей не существовало), и нуждалась в гарантированном источнике пополнения военно-медицинскими чинами. Таким источником и стала Военно-медицинская академия. Она основана в 1798 г. по указу Павла I, но открытие ее состоялось в 1800 г.

Число учащихся в академии колебалось от 280 до 300 человек, ежегодный выпуск - 60-70 (но не все они шли в армию). За 1825- 1838 гг. в армию и на флот поступило из академии 636 врачей, 183 ветеринара и 34 фармацевта. К 1850 г. штат ее был доведен до 600 учащихся (на 1.1 1852 г. из 664 слушателей было 274 стипендиата, 38 казеннокоштных и 332 вольнослушателя) 257. В 1858-1861 гг. академия выпустила 554 врача, 50 ветеринаров и 55 провизоров 258.

В 1862-1870 гг. академия выпустила лекарями 892 человека, провизорами - 179, ветеринарными врачами - 50, ветеринарными помощниками - 39. За 1871-1875 гг. выпуск всех специалистов составил 697 человек, в течение 1876-1878 гг. подготовлено 502 врача и 102 ветеринара, в 1879 г. - 188 врачей, 44 ветеринара и 1 фармацевт 259.

В 60-х гг. XIX в. на 1-й курс принималось по 300 человек. Основную часть этого контингента составляли выпускники духовных и учительских семинарий. С 1869 г. прием в академию стал неограниченным в количественном отношении и число слушателей резко возросло. В 1881 г. срок обучения сокращен с 5 до 3 лет и подготовка получила более практический уклон, но в 1890 г. восстановлено прежнее положение. С 1882 г. прием снова ограничен и общий штат слушателей определен в 750 человек. За 1881-1894 гг. академия подготовила (считая и выдержавших при ней экзамен) 2792 врача и 71 ветеринара, из которых в военное и морское ведомства направлено 1630 человек 260. С 1862 по 1900 г. академия дала армии 8090 врачей 261.

Военно-медицинская академия была средоточием лучших научных кадров. Достаточно сказать, что в ней работали С. П. Боткин, И. М. Сеченов, Н. И. Пирогов. Н. В. Склифософский и другие ученые мирового уровня. В XX в. ежегодное число слушателей академии составляло около 1 тыс., а выпускала она от 127 до 240 человек в год. Всего в 1900-1914 гг. выпущено 2130 человек, а в 1915 г. - досрочно отправлены в войска все 970 слушателей со всех курсов.

 

Прохождение службы

 

Определяли военных чиновников на службу тем же порядком, что и офицеров, - по их просьбам и представлениям, утверждаемым императором. В 1808 г. военному министру предоставлено право определять на службу и увольнять с нее чиновников Комиссариатского и Провиантского департаментов до VI класса своей властью, без доклада Государю. С 1810 г. отставные чиновники могли вновь поступать на службу также без такого доклада, но отставные офицеры, определяемые на должности военных чиновников (с переименованием в гражданские чины), должны были утверждаться императором.

В отношении командировок военные чиновники подчинялись тем же правилам, которые были установлены для офицеров. В отставку они увольнялись в декабре (в 1844 г. просьбы об отставке предписано подавать заранее с 1 января по 1 мая), но некоторых задерживали до тех пор, пока учреждения, где они служили, не сдавали отчетов за предыдущий год и сами чиновники не отчитывались за порученные им дела.

Увольнение могло быть отложено в случае большого некомплекта в штатной численности данного учреждения, грозящей остановкой делопроизводства. Право на предоставление военным чиновникам отпусков и увольнение их со службы было предоставлено тому же лицу, от которого зависело определение на службу. Не имели право на отставку до срока военные чиновники, обязанные прослужить определенное время за получение образования (10 лет): учителя батальонов военных кантонистов, произведенные в классные чины из унтер-офицеров, и воспитанники, выпускаемые ветеринарными помощниками с первым классным чином.

За провинности чиновник мог быть разжалован в солдаты (например, учитель Ораниенбаумского военно-сиротского отделения коллежский регистратор Избоенков был переведен рядовым в пехотный полк за то, что "чинил грубости старшему смотрителю и самовольно отлучился с дежурства в деревню, где произвел дебош в казенном питейном доме") 262. Военным чиновникам, уволенным "за неприличные поступки", делалась соответствующая запись в указе об отставке (на них, как и на офицеров, велись послужные списки, и при увольнении им выдавали такие же указы об отставке). В ряде случаев объявлялось, чтобы уволенного чиновника "впредь ни к каким делам не определять". Указ же 1820 г. требовал, "чтобы при отставке чиновников, потерявших доверие, не ограничиваться запрещением определять их к делам Военного министерства, но вообще объявлять их недостойными отправлять какую бы то ни было казенную службу" 263.

До 1847 г. учета военным чиновникам не велось, но с того времени, поступив в ведение инспекторского департамента Военного министерства, они включались в списки двух видов: общие (по классам) на чиновников первых восьми классов по старшинству (как в гражданской службе) и отдельные по каждому ведомству, входящему в Военное министерство (провиантскому, судебному и т. д.).

Порядок представления военным чиновникам отпусков был общим с офицерами, то же касалось и увольнения в отставку. В 1849 г. разрешено увольнять чиновников "по неспособности к занимаемому месту", подробно излагая в представлении причины, но в Высочайших приказах причину не объявлять, а указывать, что они "увольняются для определения к другим делам", чтобы не закрывать возможности к получению другой должности и дальнейшей службы. Военные чиновники в должностях секретарей и равных им (и выше) увольнялись только с разрешения военного министра и главноуправляющих.

Формулярные списки по форме 1849 г. (согласованной с общегражданской) представлялись раз в 5 лет к 1 января (ежегодно - сокращенные), а также при переводе и поступлении на службу. Патенты на высшие чины подписывались императором, на чин статского советника (V класс) - военным министром, на остальные - дежурным генералом Главного штаба. За патенты чиновники выплачивали следующие суммы: за чин I класса - 9 руб.. II - 6, III и IV - 4,5, V-IX - 2,25. ниже IX - 1,25 руб.

В 1859 г. для военных чиновников введен облегченный порядок перевода в другие места службы: на переводы, не требовавшие объявления в Высочайшем приказе, не нужно было спрашивать разрешения, а было достаточно взаимной договоренности начальников. В 1861 г. закреплено действовавшее в течение 45 лет в виде "временной меры" правило о том. что военные чиновники могут увольняться со службы в любое время года (а не только в сентябрьской трети).

Военные чиновники отмечались теми же видами наград, что и офицеры, но с рядом особенностей. В XVIII - начале XIX в. они могли награждаться за отличия (и в мирное время, и особенно во время войны - за боевые отличия) даже военными чинами (награждение следующим гражданским чином было обычным), в том числе и генеральскими. Орденами в общем порядке могли награждаться только старшие военные чиновники, в 1821 г. запрещено представлять к орденам чиновников ниже IX класса. Награды в этом случае заменялись деньгами.

Единовременные денежные награды применялись и самостоятельно. Это была вообще наиболее распространенная форма награждения чиновников, в том числе и военных, причем нередко такое награждение носило массовый характер, когда, например, военным чиновникам какого-то учреждения или даже, скажем, всего "комиссариатского штата" повелевалось выдать "годовое по чинам и не в зачет жалованье". Кроме единовременных выдач могли даровать сверх жалованья пожизненные пенсионы (до 1824 г.), в 1824 г. эта форма поощрения заменена добавочным жалованьем на время службы в данной должности. В 1829 г. военным чиновникам, служащим в Сибири, назначалась дополнительная пенсия, выплачиваемая и при оставлении на службе: после 10 лет - 1/3 оклада, за 20 лет - 2/3 и за 30 лет - полный оклад в виде особой награды за трудные условия службы. Военные чиновники - участники обороны Севастополя получили право наравне с офицерами считать месяц службы там за год. В 1864 г. военные чиновники получили важнейшее преимущество над офицерами при получении наград: им отменены служебные аттестации, в результате чего отпали многие причины, ранее препятствовавшие получению наград.

 

Пенсии и обеспечение семей

 

Так же, как и офицеры, военные чиновники при отставке могли определяться на инвалидное содержание. Пенсии им назначались на тех же основаниях, что и всем гражданским чиновникам империи: положением 1764 г. пенсия в размере половинного жалованья назначалась чиновникам, прослужившим на действительной службе 35 лет (служба считалась не ранее, чем с 15-летнего возраста), или менее того - по болезни или увечью и не оштрафованным "за большие и бесчестные преступления". В 1818 г. пенсии положено было назначать не по окладам жалованья, а по чинам (за исключением медиков), а в 1819-1820 гг. минимальный размер пенсии установлен в 100 руб. в год (хотя бы сам оклад был меньше). На практике размер пенсии назначался по усмотрению и положение 1764 г. часто не соблюдалось. Военным чиновникам, раненым на войне, с 1793 г. полагалась пенсия в размере полного оклада. Следующим чином при отставке награждали в том случае, если был выслужен положенный к производству срок, а мундир разрешалось носить в отставке после 10 лет службы в классных чинах; и на то, и на другое требовалось особое представление о Высочайшем соизволении. Пенсии семьям военных чиновников назначались на равных правах с семьями офицеров. В ряде случаев (выдающихся заслуг мужа) вдове назначалась особая пенсия.

После издания устава о пенсиях 1827 г. к нему составлено расписание, определяющее размеры пенсий для военных чиновников. Чиновникам, не получавшим на службе жалованья, не назначались и пенсии. В 1840 г. оклады пенсий (в рублях серебром) определены следующим образом: за 35 лет службы полагался пенсион в размере полного оклада жалованья, при этом высший оклад (по 1-му разряду) составлял 1143,6 руб., а низший (9-го разряда) - 85,8; за 30 лет - 2/3 оклада (762,3 и 57,15 руб. соответственно), за 20 лет - 1/3 оклада (381,15 и 28,59 руб.). Время, проведенное в боях и походах, засчитывалось военным чиновникам, как и офицерам, в двойном размере при выслуге к пенсии. Да и вообще принципы назначения пенсий военным чиновникам совпадали с применявшимися по отношению к офицерам.

Совершеннолетним детям умершего военного чиновника пенсия не назначалась. Но в 1836 г. было установлено, что правило, по которому чиновник, пропустивший 10-летний срок подачи заявления на пенсию, лишался ее. не распространяется на его семью. Из пенсии детям умершего чиновника не могли также делаться вычеты на погашение казенного начета, если таковой был наложен на него и не выплачен до смерти. Вдовам унтер-офицеров, получивших при отставке первый классный гражданский чин, по положению 1831 г. также назначалась пенсия.

С 1869 г. военные чиновники могли получать пенсии по последней должности, только прослужив на ней не менее 5 лет. На военных чиновников и их семьи распространялись правила о причислении к комитету о раненых (т. е. признания инвалидности) и о назначении пенсий из эмеритальной кассы военно-сухопутного ведомства.


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru