: Материалы  : Библиотека : Суворов : Кавалергарды :

Адъютант!

: Военнопленные 1812-15 : Сыск : Курьер : Форум

ГЛАВА 2 

Путь в офицеры

 

Система офицерских чинов

Система офицерских чинов в России сложилась исторически и была в основном оформлена в начале XVIII в. с организацией регулярной армии. В дальнейшем она претерпевала некоторые изменения, но в основных своих чертах оставалась неизменной на протяжении двух столетий. Структура ее и большинство наименований чинов сохраняются и в настоящее время.

Офицерские чины имели лица, служившие не только в разных родах войск, но и в ведомствах, не подчиненных военному министру. В России, кстати, никогда не существовало единого органа для руководства всеми вооруженными силами: сухопутная армия и военно-морской флот управлялись двумя отдельными ведомствами (в XVIII в. это были Военная и Адмиралтейская коллегии, а в XIX в. - Военное и Морское министерства). Флот имел и особую систему офицерских чинов.

В сухопутных войсках в привилегированном положении находилась гвардия (особенно так называемая старая гвардия, основу которой составляла "Петровская бригада" - Преображенский и Семеновский полки, "потешные" полки Петра I, ставшие первыми частями русской регулярной армии). В самой армии на особом положении были артиллерия (в петровской Табели о рангах артиллерийские чины шли отдельной графой) и инженерные войска. Традиционно различались чины в пехоте и кавалерии (причем названия чинов в драгунских полках были сходными с пехотными). Наконец, в XIX в. выделились некоторые особые категории офицеров специальных служб (корпусов или ведомств): корпуса офицеров Генерального штаба, военных топографов, военных инженеров, офицеры ведомств - военно-учебных заведений, военно-судебного. Свою систему чинов имели казачьи войска. Помимо полевых войск существовала внутренняя стража. В ведении Министерства внутренних дел находилась полиция и Отдельный корпус жандармов. Отдельный корпус пограничной стражи (как тесно связанный с таможенной службой) входил в состав Министерства финансов. Офицерские чины имели в 1809-1870 гг. члены Корпуса инженеров путей сообщения (Министерство путей сообщения), Корпуса горных инженеров (Министерство финансов) и Корпуса лесничих (Министерство государственных имуществ).

В морском ведомстве помимо собственно флотских строевых служили офицеры особых категорий (носившие специальные или общеармейские чины) - офицеры, состоящие по Адмиралтейству (т. е. офицеры береговой службы), офицеры ластовых (вспомогательных) команд и рабочих экипажей, галерного (гребного) флота и; XVIII в.), офицеры морской судебной части, а также корпусов: морской артиллерии, флотских штурманов, корабельных инженеров (судостроители), инженер-механиков флота, инженеров морской строительной части, гидрографов.

Деление на рода войск, службы и корпуса, естественно, находило отражение в системе офицерских чинов, которая применительно к этому делению варьировала по названиям чинов, их положению на общегосударственной шкале 14 классов, структуре (те или иные чины в отдельных родах войск могли пропускаться, да и вообще поенных чинов ряда классов, например V, XI, в некоторые периоды не существовало). Чины одинакового наименования в разных родах поиск могли состоять в разных классах, так что, например, в начале XVIII в. капитан гвардии соответствовал майору артиллерии и подполковнику армии.

Однако в истории развития и совершенствования системы офицерских чинов четко просматривается тенденция к ее упрощению и унификации. Со временем, во-первых, упраздняется все большее число специальных чинов (в артиллерии, флотских корпусах) с заменой на общеармейские или общефлотские, во-вторых, сокращается само число общеармейских чинов, и, в-третьих, сводится к минимуму разница в высоте класса одних и тех же чинов в разных родах войск. Изменение чиновной системы шло именно по этим i рем направлениям, и в конце XIX в. осталось фактически три вида названий чинов: морские, казачьи и общеармейские (с той лишь разницей, что в кавалерии капитаны именовались ротмистрами, а подпоручики - корнетами), а единственная разница в классе чинов состояла в том, что в гвардии обер-офицерские чины были на один класс выше соответствующих армейских.

Офицерские чины в сухопутных войсках. 

В начале XVIII в., после образования русской регулярной армии, в ней бытовали офицерские чины, унаследованные от полков нового строя XVII в.: генерал (встречается с 1655 г.), генерал-поручик (с 1659 г.), генерал-майор (с 1661 г.), полковник, подполковник, капитан, ротмистр (в кавалерии), поручик и прапорщик (все эти чины известны с 30-х гг. Ч VII в.), а также некоторые чины, введенные в ходе создания регулярной армии Петром I: генералиссимус (с 1694 г.) (Этот высший чин, стоявший вне системы офицерских чинов, был присвоен лишь немногим лицам: в 1694 г. - Ф. Ю. Ромодановскому, в 1696 г. - А. С. Шеину, в 1727 г. - А. Д. Меншикову, в 1741 г. - принцу Антону Ульриху Брауншвейгскому и и 1799 г. - А. В. Суворову); генерал-фельдмаршал (с 1699 г.) (Этот чин имели за 200 лет 64 человека; последний раз он был присвоен в 1898г. Д. А. Милютину); генерал-лейтенант (с 1698 г. - это был чин, I '.шный генерал-поручику и употреблявшийся наравне с ним); бригадир (с 1705 г.); майор (с 1698 г.), который с 1711 г. имел две степени - премьер-майор (командовал первым батальоном полка) и секунд-майор (иностранные наемники в России носили этот чин со второй половины XVII в.); капитан-поручик (с 1699 г.) и подпоручик (в артиллерии - секунд-поручик с 1703 г.).

В начале 20-х гг. XVIII в., создавая общегосударственную Табель о рангах, Петр I за основу распределения всех должностей в государстве по рангам (классам) взял именно лестницу чинов, существовавшую в сухопутной армии. При этом он считал необходимым закрепить привилегированное положение офицеров гвардии и артиллерии (последней он придавал особое значение, недаром сам числился "капитаном бомбардирской роты" Преображенского полка), поставив гвардейские и артиллерийские чины на ранг выше армейских. Проект Табели о рангах обсуждался в Сенате, Военной и Адмиралтейской коллегиях. Военная коллегия предложила сделать гвардейские чины выше армейских не на один, а на два класса, исходя из сложившейся к тому времени практики, когда многие капитаны гвардии производились в армейские полковники 67. Вице-адмирал К. И. Крюйс (его мнение было поддержано Адмиралтейской коллегией) предложил, мотивируя это более тяжелой службой на флоте, ранги морских офицеров повысить на один класс по сравнению с сухопутными 68.

Табель о рангах, опубликованная в январе 1722 г., была довольно громоздкой: в нее включались не только чины в современном понимании этого слова, но и всевозможные должности офицеров и чиновников. Четкой разницы между чинами и должностями тогда еще не существовало: штаты предусматривали определенное количество должностей, занимавшие их лица носили соответствующий чин. Поэтому чин не был отделен от должности. Это означало, например, что бригадир был действительно командиром бригады, полковник - именно командиром полка, подполковник - - его помощником, майор - командовал батальоном (причем премьер-майор - 1-м батальоном, на него также возлагалось руководство строем полка), капитан - ротой и т. д. То же касалось и гражданской службы - не случайно и гражданские чины носят названия должностей, которые первоначально занимали чиновники соответствующего ранга (коллежский секретарь был действительно секретарем одной из коллегий и т. д.).

Со временем номенклатура должностей значительно увеличилась, и не было возможности включить их все в Табель о рангах. Поэтому произошло отделение чинов от должностей. Но в первой трети XVIII в. разницы между чином и должностью еще не было, и по 14 классам было распределено 262 должности-чина, из которых 126 (48%) составляли военные. Чтобы убедиться в этом, достаточно привести первую Табель о рангах по военным чинам. Все воинские чины в Табели о рангах 1722 года были разбиты на 4 графы: сухопутные, гвардейские, артиллерийские и морские (см. таблицу З) 69.

Поскольку инженерные войска в организационном отношении еще не были оформлены, их чины включались в артиллерийские, но, как нетрудно заметить, они были ниже артиллерийских на один класс и соответствовали общеармейским. В Табели о рангах 1722 г. мы находим армейские чины капитан-лейтенанта, лейтенанта, унтер-лейтенанта и фендрика, введенные вместо капитан-поручика, поручика, подпоручика и прапорщика. Однако на практике такой замены не произошло, новые чины получили лишь весьма ограниченное распространение (в конце 20 - начале 30-х гг. XVIII в. в гвардии и некоторых армейских частях, расположенных вблизи столицы), и в армии в XVIII в. продолжали употребляться прежние чины этих классов (правда, в 1758 г. Елизавета ввела чин капитан-лейтенанта в гусарском полку Новосербского корпуса 70, но это было исключением).

В целом же петровская Табель о рангах оставалась почти неизменной до конца XVIII в., в течение столетия номенклатура чинов претерпевала лишь незначительные изменения. В 1731 г. в кавалерии (в лейб-гвардии конном и кирасирском полках) введен чин корнета, равный прапорщику (впервые он известен как установленный в 1726 г. для кавалергардов - особой гвардейской части, капитаном которой была сама Екатерина I). С 1741 г. стал все чаще употребляться чин генерал-поручика вместо генерал-лейтенанта (до того более употребительным был чин генерал-лейтенанта), а с 60-х гг. чин генерал-лейтенанта почти не встречается. В 1762 г. Петр III ввел в гвардейских полках чин штабс-капитана вместо капитан-поручика, но это нововведение оказалось столь же недолгим, как и его царствование. В 1763 г. чин бригадира отменен для полевых войск и оставлен только для комендантов крепостей и офицеров некоторых нестроевых должностей. Тогда же вместо полных генералов (кавалерии и инфантерии) введен чин генерал-аншефа. В 1786 г. в кирасирских и карабинерных полках отменен чин подпоручика. В казачьих войсках, которые считались иррегулярными, существовали свои специфические офицерские чины - войсковой старшина (в 1754 г. был приравнен к армейскому майору), есаул, сотник и хорунжий.

Павел I, вступив на престол, сразу же вносит изменения в систему офицерских чинов. Первыми были изменены генеральские звания: в 1796 г. чин генерал-аншефа заменен на чин генерала от инфантерии (от кавалерии, от артиллерии), генерал-поручика - на генерал-лейтенанта, а чин бригадира окончательно упразднен. В 1797 г. капитан-поручики переименованы в штабс-капитанов (в кавалерии штаб-ротмистры вместо секунд-ротмистров), в 1798 г. чины премьер-майора и секунд-майора отменены и установлен единый чин майора. Кроме того, в артиллерии упразднены чины штык-юнкера и прапорщика, а в инженерных войсках - прапорщика. Чин подпоручика упразднен и в гусарских полках, оставлен только в драгунских, где все наименования офицерских чинов с самого начала установлены по образцу пехотных, а не кавалерийских полков (в кавалерии были ротмистры вместо капитанов). Казачьи чины войскового старшины, есаула, сотника и хорунжего были приравнены к армейским майору, ротмистру, поручику и корнету.

Наконец, полковники всех родов войск были сравнены в классе (гвардейские полковники переведены из IV в VI класс). Однако при этом чины подполковника и майора в гвардии упразднялись, а чины от капитана и ниже остались в прежних классах - VII, VIII, IX, X и XII, так что гвардейские офицеры сохранили преимущество в два чина перед армейскими. Артиллерийские чины были уравнены с общевойсковыми. В драгунских полках чина майора тоже не было, но это не влекло за собой преимущества в чине драгунских офицеров, так как драгунские подполковник и капитан по классам равнялись общеармейским. Таким образом, система офицерских чинов приобрела несколько большее единообразие.

Итак, с конца XVIII в. структура штаб- и обер-офицерских чинов выглядела следующим образом:

 

Класс Армейская пехота Артиллерия и инженерные войска Драгуны Кирасиры и гусары Гвардейская пехота Гвардейская кавалерия Казаки
VI Полковник Полковник Полковник Полковник Полковник Полковник Полковник
VII Подполковник Подполковник Подполковник Подполковник Капитан Ротмистр Подполковник
VIII Майор Майор - Майор Штабс-капитан Штабс-ротмистр Войсковой старшина
IX Капитан Капитан Капитан Ротмистр Поручик Поручик Есаул
X Штабс-капитан Штабс-капитан Штабс-капитан Штабс-ротмистр Подпоручик - -
XII Поручик Поручик Поручик Поручик Прапорщик Корнет Сотник
XIII Подпоручик Подпоручик Подпоручик - - - -
XIV Прапорщик - Прапорщик Корнет - - Хорунжий

 

Гвардейские офицеры из-за отсутствия в гвардии чинов подполковника и майора пользовались преимуществом в два чина перед армейскими. В 1802 г. чины подполковника и майора были упразднены также в гвардейской артиллерии. В 1810 г. преимущество в один чин против армии получили офицеры 1-го и 2-го кадетских корпусов, а в 1811 и 1825 гг. - и других военно-учебных заведений. В 1811 г. в артиллерии и инженерных войсках (а также в квартирмейстерской части) упразднен чин майора, а следующие за ним чины повышены в классе, в результате чего они также получили преимущество в один чин перед пехотой и кавалерией. Тогда же в артиллерии и инженерных поисках введен чин прапорщика. В драгунских же полках чины были приведены в соответствие с остальной кавалерией: введен чин майора, упразднен чин подпоручика, прапорщики переименованы в корнеты, штабс-капитаны и капитаны - в штаб-ротмистры и ротмистры. В 1868 г. из офицеров, занимавших должности по военно-судебной части, образовано особое ведомство с предоставлением его офицерам преимуществ перед армейскими частями на один чин, т. е. как в артиллерии, инженерных войсках и военно-учебном ведомстве.

Система офицерских чинов была серьезно изменена только в I884 г.: чин майора в армии упразднен, и тем самым устранено преимущество в один чин над офицерами армейской пехоты и кавалерии офицеров специальных войск и ведомств , а у гвардии осталось преимущество только в один чин. В казачьих войсках чин подполковника был заменен чином войскового старшины, который раньше соответствовал майору, и введен чин подъесаула, равный штабс-капитану. Летом того же года во всех родах войск в мирное время праздней чин прапорщика, а чин корнета в кавалерии приравнен к мину подпоручика. Чин прапорщика отныне существовал только для офицеров запаса (в том числе и кавалерии). Тем самым были устранены неудобства и несообразности, проистекавшие из несоответствия классов одних и тех же чинов в разных родах войск и становлена единая стройная система:

 

Класс Армия (кроме кавалерии) Кавалерия Казачьи войска Гвардия
VI Полковник Полковник Полковник Полковник
VII Подполковник Подполковник Войсковой старшина Капитан (ротмистр)
VIII Капитан Ротмистр Есаул Штабс-капитан (штаб-ротмистр)
IX Штабс-капитан Штаб-ротмистр Подъесаул Поручик
X Поручик Поручик Сотник Подпоручик (корнет)
XII Подпоручик Корнет Хорунжий -

 

Классы всех обер-офицерских чинов по общегосударственной Табели о рангах были таким образом подняты (капитана - с IX до VIII, штабс-капитана - с X до IX, поручика - с XII до X, подпоручика - с XIII до XII). Чин прапорщика, существовавший только в военное время, считался теперь в XIII классе вместо XIV. Система генеральских званий осталась прежней.

Такой вид система сухопутных чинов имела до самого конца существования русской армии. В годы мировой войны большое распространение получил чин прапорщика, с которым, начиная с зимы 1914/15 г., выпускались юнкера ускоренных выпусков военных училищ и школ прапорщиков и в который производили за боевые подвиги солдат и унтер-офицеров на фронте. К концу 1916 - началу 1917 г. до 80-90% офицеров состояли в чине прапорщика.

Что касается офицерских чинов других ведомств, то офицеры Отдельного корпуса пограничной стражи и Отдельного корпуса жандармов имели кавалерийские наименования чинов, а офицеры Корпуса горных инженеров, Корпуса инженеров путей сообщения и Корпуса лесничих - общеармейские пехотные.

Офицерские чины на флоте.

В годы становления русского флота высшими чинами в нем были (с 1699 г.) адмирал, вице-адмирал и контр-адмирал, соответствовавшие сухопутным генералу, генерал-лейтенанту и генерал-майору. В 1708 г. введен самый высший чин - генерал-адмирала (Этот чин имели лишь несколько человек, последний раз он присваивался в 1908 г.), равный генерал-фельдмаршалу. Ниже адмиралов стояли капитаны, тогда еще не делившиеся на ранги, но различавшиеся по жалованью. Затем шел чин комендера (соответствовавший армейскому майору) и два младших офицерских чина -поручик (лейтенант, или первый поручик) и подпоручик (унтер-лейтенант, или второй лейтенант), которые приблизительно соответствовали армейским капитану и поручику. В 1706 г. появился чин капитан-поручика (или капитан-лейтенанта), стоящий ниже комендера, но выше поручика, в 1907 г. - чин капитан-командора, стоящий ниже адмиралов, но выше капитанов и равный армейскому бригадиру. В начале второго десятилетия XVIII в. вместо контрадмирала появился чин шаутбенахта, а в 1713 г. капитаны, примерно соответствовавшие армейским чинам полковника и подполковника, стали разделяться на капитанов 1, 2 и 3 ранга, а вместо комендера появился чин капитана 4 ранга. В 1717 г. чин капитана 4 ранга упразднен, а между чинами поручика и подпоручика появился чин корабельного секретаря; с 1724 г. корабельные секретари разделены на два ранга: 1 остался на таком же месте в лестнице чинов и производился из подпоручиков (унтер-лейтенантов), а 2 соответствовал унтер-лейтенанту и был наряду с ним первым офицерским чином, в который производили мичманов (тогда это был унтер-офицерский чин).

Табель о рангах установила чин генерал-адмирала в I классе, адмирала - во II, вице-адмирала - в III, шаутбенахта - в IV, капитан-командора - в V, капитана 1 ранга - в VI, капитана 2 ранга - в VII, капитана 3 ранга - в VIII, капитан-лейтенанта - в IX, лейтенанта -- в X, корабельного секретаря - в XI, унтер-лейтенанта - в XII. С этого времени система морских чинов (точнее, уже с 1720 г., когда был принят морской регламент) приобрела более устойчивую форму и четкое соответствие с сухопутными чинами, тогда как до принятия общегосударственной Табели о рангах состав морских чинов менялся очень часто. Кроме того, необходимо отметить, что в первой половине XVIII в. на флоте не было резкой грани между унтер-офицерами и офицерами, для перехода из первых во вторые не было никаких препятствий, и продвижение осуществлялось по единой линии, точно так же как из одного офицерского чина в другой. В частности, "шкипер" первоначально означал унтер-офицерский чин, который включал 3 ранга, но по Табели о рангах 1722 г. шкиперы 1 ранга приравнивались к сухопутному унтер-лейтенанту, а 2 - к фендрику, т. е. чинам офицерским. В 1728 г. всех их положено было считать обер-офицерами. По штатам 1732 г. все шкиперы имели ранг сухопутного поручика, а в 1757 г. опять разделены на 2 ранга. В 1770 и 1784 гг. из шкиперов производили во флотские офицеры (т. е. они считались унтер-офицерами), в 1798 г. им присвоены классные, но общегражданские чины (по штатам 1804 г. - IX и XIII классов). В 1834 г. допущено переименование их в военные чины с назначением по ластовым экипажам.

При Анне Иоанновне число флотских чинов решено сократить, а оставшиеся повысить в рангах, поскольку при малом числе вакансий чинопроизводство шло очень медленно, и офицеры старались избегать морской службы, при любой возможности переходя в сухопутную. Были упразднены чины капитан-командора, капитанов 2 и 3 ранга, капитан-лейтенанта, лейтенанта, унтер-лейтенанта и корабельного секретаря. Оставлен лишь чин капитана 1 ранга (равный полковнику) и введены чины лейтенанта (равный майору), мичмана (равный поручику; до того это был унтер-офицерский чин), а также по образцу английского флота необязательный для прохождения чин мастера (в ранге армейского капитана). Чин шаутбенахта в 40-х гг. XVIII в. заменен чином контр-адмирала.

Желание Елизаветы, во всем следовавшей порядкам, созданным ее отцом, преобразовать соответствующим образом и систему морских чинов породило массу сложностей и недоразумений, но в 1751 г. старая система все-таки была восстановлена. В 1758 г. капитаны (их было 30) составляли три равные части, из которых капитаны 1 ранга соответствовали полковнику, 2 - подполковнику и 3 - майору. Чин мичмана (с 1751 г. снова оказавшийся в унтер-офицерских) был приравнен к подпоручику и стал первым офицерским.

Восстановление прежней системы вновь сделало морскую службу менее выгодной, и при Екатерине II морская комиссия, справедливо обратив внимание на это (как и на то, что флотская служба более трудна, опасна), отметила, что, "кроме бедных дворян, по большей части поневоле записанных, и детей во флоте служащих офицеров, нет никого, кто бы в оную вступить отважился"71. Для исправления такого положения в 1764 г. чины капитана 3 ранга, корабельного секретаря и подпоручика были упразднены, чин капитан-поручика (теперь - - капитан-лейтенанта) повышен и стал соответствовать майору (вместо капитана), а мичмана - поручику (вместо подпоручика). Вместо чина капитан-командора введены чины капитанов бригадирского и генерал-майорского рангов (из последнего производили уже в контр-адмиралы, так что этот чин был как бы лишним и не вмещался в схему соответствия морских и сухопутных чинов). В 1798 г. вместо этих двух чинов вновь введен чин капитан-командора ("с жалованьем и преимуществами генерал-майора"). В 1827 г. он упразднен, и производить в контр-адмиралы стали из капитанов 1 ранга (как в генерал-майоры из полковников). В 1885 г. упразднен и чин капитан-лейтенанта. После этого никаких изменений в системе морских чинов не происходило до 1907 г., когда появился чин старшего лейтенанта (равный армейскому капитану), а в 1909-1911 гг. снова бытовал чин капитан-лейтенанта, стоявший между старшим лейтенантом и капитаном 2 ранга. Основные этапы эволюции морских чинов показаны в таблице 4.

В галерном флоте сначала чины капитанов не различались по рангам, но в 1728 г. их также разделили на капитанов 1, 2 и 3 ранга. В 1766 г. решено производить офицеров галерного флота по общим принципам с корабельным (если сначала офицерами его были в основном иностранцы, то впоследствии галерный флот комплектовался из тех, кто не способен был служить в корабельном, в результате лучшие офицеры стали избегать его, что и требовалось исправить), но в 1790 г. взамен галерного был утвержден штат гребного флота, в котором имелись чины капитанов 1 и 2 ранга, капитан-лейтенанта, лейтенанта и мичмана. Эта система не изменялась до упразднения особых гребных команд.

Чины морской артиллерии появились в 1715 г. и носили специфические названия: цейхмейстер, капитан артиллерный, поручик артиллерный, фейерверкер-капитан, фейерверкер-поручик и подпоручик артиллерный. Первоначально они существовали только для артиллерийских должностей по Адмиралтейству, но потом были введены артиллерийские чины линейных (судовых) офицеров: от бомбардир майор, поручик и подпоручик. По регламенту 1720 г. и для Адмиралтейства, и для флота положены были следующие чины (в скобках - соответствующий армейский чин): обер-цейхмейстер (генерал-майор), цейхмейстер (бригадир), капитан (майор), капитан-лейтенант (капитан), фейерверкер, лейтенант (поручик) и унтер-лейтенант (подпоручик). Для отличия от флотских к артиллерийским чинам добавлялись слова "от артиллерии". В 1727 г. к ним прибавился чин констапеля (до того - - унтер-офицерский). В 1734 г., когда был учрежден особый корпус морской артиллерии, советникам артиллерийской экспедиции (учреждены в 1732 г. в ранге артиллерийских морских капитанов) дан ранг подполковника, чины капитан-лейтенанта и фейерверкера упразднены, учреждено звание квартирмейстера (капитанского ранга) и цейхвахтера (лейтенантского). В 1757 г. чины советников и квартирмейстера упразднены, а капитан-лейтенанта и фейерверкера (теперь тоже в ранге капитан-лейтенанта) - восстановлены. В 1764 г. учреждено звание генерал-цейхмейстера, а чин капитана разделен на 3 ранга (с 1771 до 1794 г. были капитаны только 2 и 3 ранга), упразднены чины фейерверкера и цейхвахтера и восстановлено звание советника артиллерийской экспедиции. В 1830 г. всем морским артиллеристам установлены общеармейские звания с преимуществом в один чин против сухопутной артиллерии. В 1885 г. Корпус морской артиллерии упразднен и впредь все 138 артиллерийских должностей полагалось замещать строевыми флотскими офицерами.

Что касается штурманских чинов, то в первой половине XVIII в. все они были унтер-офицерскими (штурман и подштурман). После экзамена их могли производить в офицеры флота (унтер-лейтенанты и лейтенанты), но с 1733 г. с учреждением чина мастера их стали производить в мастера (причем дворянам не полагалось занимать штурманские должности). С 1757 г. штурманов производили в сухопутные офицерские чины (от прапорщика до майора), а в 1798 г. все штурманы переименованы в соответствующие гражданские чины (по штату 1804 г. имелись штурманы VIII, IX; XII и XIV классов). С учреждением в 1827 г. корпуса флотских штурманов они вновь получили военные общеармейские (сухопутные) чины, а с 1885 г. с упразднением этого корпуса все 210 штурманских должностей должны были замещаться строевыми флотскими офицерами.

Судостроители (сарваеры, мастера и подмастерья) также имели особые чины. Регламент 1720 г. устанавливал для обер-сарваера ранг капитан-командора, сарваера корабельного - капитана 1 ранга, корабельного мастера - капитана 3 ранга, галерного мастера - капитан-лейтенанта. В 1723 г. всем старшим мастерам даны ранги капитан-командора и капитана 1 ранга. С 1732 г. для судостроителей вводились общеармейские чины: при пожаловании корабельным мастером им присваивался чин майора, а затем - полковника и бригадира, для галерного мастера первым чином был капитанский. Званию корабельного подмастерья соответствовал чин поручика, и он мог повышаться до капитана. Вместо обер-сарваера и сарваера до 1857 г. были чины обер-интенданта и советника в тех же рангах. По штату 1764 г. вводилось звание генерал-интенданта над верфями и строениями, сохранялись звания обер-сарваера и сарваера, а для мастеров предусматривались ранги полковника, подполковника и майора. В 1798 г. звание сарваера упразднено, обер-сарваер остался приравнен к генерал-майору, а прочие судостроители имели чины полковника, подполковника, майора, капитана, поручика и прапорщика, но в ноябре того же года все они переименованы в соответствующие гражданские чины (в 1805 г. звание обер-сарваера упразднено), однако в 1826 г. с учреждением корпуса корабельных инженеров судостроители снова получили общеармейские военные чины, которые и носили до конца существования русского флота.

До 1917 г. общеармейские чины носили офицеры учрежденного в 1912 г. корпуса гидрографов, офицеры ластовых (вспомогательных) судов и команд и рабочих экипажей (с 1826 г.), офицеры, состоящие по адмиралтейству (береговой службы), а также офицеры корпуса морской строительной части (занимавшиеся постройкой зданий и портов для нужд флота) и офицеры морской судебной части. С 1854 по 1907 г. общеармейские чины носили и офицеры корпуса инженер-механиков флота (затем получившие морские чины).

 

Получение первого офицерского чина

Момент, когда человек получал первый офицерский чин, был важнейшим в его жизни: он переступал грань, очерчивавшую высшее в стране сословие, переход в которое коренным образом менял его положение в обществе (если он не был дворянином), и входил в наиболее престижную для дворянина социально-профессиональную общность. Совершенно естественно, что это был акт особого значения - гораздо большего, чем поступление на военную службу или получение высших чинов, вплоть до генеральских (ибо в социально-правовом плане между прапорщиком и генерал-фельдмаршалом разницы не было, тогда как между старшим унтер-офицером - фельдфебелем или подпрапорщиком и прапорщиком она была огромной). Поэтому и законодательством вопросы производства в офицеры регулировались весьма тщательно.

Первые русские офицеры.

Первый состав офицеров русской регулярной армии, создававшейся на рубеже XVII и XVIII столетий, комплектовался из старых контингентов "начальных людей" Иноземского и Рейтарского приказов (эти приказы ведали офицерами полков нового строя, среди которых было немало иностранцев), старослужащих рейтар, гусар и копейщиков (эти категории кавалеристов комплектовались низшими слоями дворянства; в 1701- 1702 гг. полки копейщиков, рейтар и гусар были расформированы), дворян, присылавшихся из Разрядного приказа, и солдат Преображенского и Семеновского полков.

С самого начала Петр I делал ставку на формирование офицерского корпуса новой армии главным образом за счет русских дворян, для которых военная служба и составляла всегда смысл существования. В начале 1697 г. для подготовки офицерских кадров в европейские страны было отправлено около 150 стольников, сержантов и солдат 72. К 1699 г. в четырех регулярных полках - Преображенском, Семеновском, Гордона и Шепелева насчитывалось более 200 офицеров и сержантов.

Поскольку кадры Иноземского приказа оказались слабо подготовленными, решили начать подготовку офицеров непосредственно из дворян. 1 мая 1699 г. в Преображенском был назначен смотр стольникам, находящимся в Москве. Одновременно из деревень вызывались остальные. Проводивший смотр боярин А. М. Головин приказал: "...чтобы они учились пехотному строю на житном дворе, у ково есть свое ружье, фузии или пищали, а у ково нет, те б брали в Преображенском государево ружье". С 6 мая началось регулярное обучение будущих офицеров по артикулу, составленному А. М. Головиным и Петром. Царь лично присутствовал на учениях и проверял годность дворян к офицерской службе, строго наказывал нерадивых, вплоть до ссылки с конфискацией поместий и вотчин. После ускоренного обучения новопроизведенные офицеры распределялись по формирующимся трем дивизиям ("генеральствам") по 70 человек в каждую. Следующая группа дворян, прибывшая в Москву в июле, после смотра тоже была распределена для обучения и производства в офицеры по дивизиям. Одновременно подготовка офицеров была развернута непосредственно при регулярных полках. В Семеновском полку образована учебная команда сержантов, при Преображенском с 1698 г. существовала артиллерийская школа 73.

В 1700 г. подготовка офицеров из русских дворян приняла массовый характер; с мая этого года офицерами стали набирать московских дворян, имеющих от 40 и более дворов. По мере их прибытия проводились смотры и обучение, в результате которых до выступления войск в поход определены офицерами 940 человек. Судя по тому что именно к А. М. Головину присылали для проверки годности к службе офицеров городовых полков (более старых и плохо подготовленных оставляли в городовых, т. е. гарнизонных полках, а лучших переводили в полевые войска), при его дивизии было создано нечто вроде кратковременных общеармейских сборов для подготовки пехотных офицеров 74.

В первую очередь кандидатами в офицеры выдвигались представители московского дворянства. При формировании драгунских полков все полковники и капитаны были набраны из московских дворян, а младшие офицеры - из старослужилых рейтар и копейщиков. С комплектованием офицерами кавалерии дело вообще обстояло лучше, поскольку основная масса дворян всегда служила в поместной коннице и имела соответствующую подготовку. Поэтому если в пехотных полках новопроизведенные в офицеры дворяне получали обычно самые младшие чины (старшие должности занимали иностранцы), то в кавалерии им сразу могли даваться и старшие офицерские чины, вплоть до полковника (в зависимости от положения на прежней лестнице допетровских дворянских чинов и способностей).

Присвоением офицерских чинов ведал Военный приказ, который (как прежде Иноземский) являлся как бы аттестационной комиссией для офицеров. Производить в первый офицерский чин могли и другие приказы, ведавшие отдельными солдатскими полками (Новгородским, Смоленским и другими), а также военачальники (причем по мере удаления регулярной армии от столицы в ходе поенных действий и связанной с ними нехваткой кадров производство в офицеры все чаще стало практиковаться распоряжениями фронтовых военных, а затем и губернских властей). Но в этом случае Военный приказ должен был санкционировать производство. Для подтверждения своего чина офицеры ссылались на архивные дела этого приказа. Туда же из Разрядного приказа направляли дворян для производства в офицерские чины: "...и велено написать их в начальные люди, в какие чины пристойно" 75.

Итак, при формировании русской регулярной армии основная масть ее офицеров была произведена непосредственно из дворян после кратковременного обучения (другая часть - из солдат бывших полков нового строя и первых регулярных полков). В первые юды Северной войны офицеры производились в ходе военных действий из солдат и унтер-офицеров любого происхождения. После начала военных действий производство офицеров из лиц, не послуживших еще в войсках, было практически прекращено. С этого времени русский офицерский корпус комплектовался тремя основными способами (роль которых на протяжении последующих двухсот лет менялась): производством из солдат и унтер-офицеров действительной службы, выпускниками военно-учебных заведений и переходом офицеров на русскую службу из иностранных армий.

Производство из солдат, унтер-офицеров и юнкеров.

Производство в офицеры солдат и унтер-офицеров было на протяжении полугора столетий главным источником пополнения офицерского корпуса. Петр I считал необходимым, чтобы каждый офицер непременно начинал военную службу с самых первых ее ступеней - рядовым солдатом. Особенно это касалось дворян, для которых пожизненная служба государству была обязательной, и традиционно это была служба военная. Указом от 26 февраля 1714 г. Петр I запретил производить в офицеры тех дворян, "которые с фундамента солдатского дела не знают" и не служили солдатами в гвардии. Запрет этот не распространялся на солдат "из простых людей", которые, "долго служа", получили право на офицерский чин, - они могли служить в любых частях 76. Поскольку же Петр считал, что дворяне должны начинать службу именно в гвардии, то весь рядовой и унтер-офицерский состав гвардейских полков в первые десятилетия XVIII в. состоял исключительно из дворян. Если во время Северной войны дворяне служили рядовыми во всех полках, то в указе президенту Военной коллегии от 4 июня 1723 г. говорилось о том, что под страхом суда, "кроме гвардии, никуды дворянских детей и офицерских иноземческих не писать". Впрочем, после Петра это правило не соблюдалось, и дворяне начинали службу рядовыми и в армейских полках. Однако гвардия надолго сделалась кузницей офицерских кадров для всей российской армии.

Служба дворян до середины 30-х гг. XVIII в. была бессрочной, каждый дворянин, достигший 16 лет, записывался в войска рядовым для последующего производства в офицеры. В 1736 г. был издан манифест, разрешавший одному из сыновей помещика оставаться дома "для смотрения деревень и экономии", а срок службы остальных ограничивался. Теперь предписывалось "всем шляхтичам от 7 до 20 лет возраста быть в науках, а от 20 лет употреблять в военную службу и всякий должен служить в воинской службе от 20 лет возраста своего 25 лет, а по прошествии 25 лет всех... отставлять с повышением одного ранга и отпускать в домы, а кто из них добровольно больше служить пожелает, таким давать на их волю".

В 1737 г. была введена регистрация всех недорослей (так именовались официальыо молодые дворяне, не достигшие призывного возраста) старше 7 лет. В 12 лет им назначалась проверка с выяснением, чему они обучались, и с определением желающих в школу. В 16 лет их вызывали в Петербург и после проверки знаний определяли дальнейшую судьбу. Имеющие достаточные знания могли сразу поступать на гражданскую службу, а остальных отпускали домой с обязательством продолжить образование, но по исполнении 20 лет они обязаны были явиться в Герольдию (ведавшую кадрами дворян, офицеров и чиновников) для определения на военную службу (кроме тех) которые оставались для ведения хозяйства в имении; это определялось еще на смотре в Петербурге). Тех, кто к 16 годам оставался необученным, записывали в матросы без права выслуги в офицеры. А кто получил основательное образование, приобретал право на ускоренное производство в офицеры 77.

Производил в офицеры на вакансии начальник дивизии после экзамена по службе путем баллотировки, т. е. выборов всеми офицерами полка. При этом требовалось, чтобы кандидат в офицеры имел аттестат с рекомендацией, подписанный обществом офицеров полка. В офицеры могли производиться как дворяне, так и солдаты и унтер-офицеры из других сословий, в том числе взятые в армию по рекрутским наборам крестьяне - никаких ограничений закон здесь не устанавливал. Естественно, дворяне, получившие до поступления в армию образование (хотя бы и домашнее - оно могло быть в ряде случаев очень высокого качества), производились прежде всего.

В середине XVIII в. среди высшей части дворянства распространилась практика записывать своих детей в полки солдатами в очень раннем возрасте и даже с рождения, что позволяло им повышаться в чинах без прохождения действительной службы и ко времени поступления на фактическую службу в войска быть не рядовыми, а иметь уже унтер-офицерский и даже офицерский чин. Попытки эти наблюдались еще при Петре I, но тот решительно их пресекал, делая исключения лишь для ближайших к нему лиц в знак особой милости и в редчайших случаях (в последующие годы это также ограничивалось единичными фактами). Например, в 1715 г. Петр приказал определить пятилетнего сына своего любимца Г. П. Чернышева - Петра солдатом в Преображенский полк, а семь лет спустя - назначил камер-пажом в ранге капитан-поручика при дворе шлезвиг-голштейнского герцога. В 1724 г. сын фельдмаршала князя М. М. Голицына - Александр был при рождении записан солдатом в гвардию и к 18 годам был уже капитаном Преображенского полка. В 1726 г. А. А. Нарышкин был произведен в мичманы флота в возрасте 1 года, в 1731 г. князь Д. М. Голицын стал прапорщиком Измайловского полка в 11 лет 78. Однако в середине XVIII в. такие случаи получили более широкое распространение.

Издание манифеста "О вольности дворянства" 18 февраля 1762 г. не могло не сказаться очень существенно на порядке производства в офицеры. Если раньше дворяне были обязаны служить столько же, сколько солдаты-рекруты - 25 лет, и, естественно, они стремились возможно быстрее получить офицерский чин (в противном случае им бы пришлось все 25 лет оставаться рядовыми или унтер-офицерами), то теперь они могли не служить вообще, а армии теоретически грозила опасность остаться без образованных офицерских кадров. Поэтому для привлечения дворян на военную службу правила производства в первый офицерский чин были изменены таким образом, чтобы законодательно установить преимущество дворян при достижении офицерского звания.

В 1766 г. была издана так называемая "полковничья инструкция" - правила для командиров полков по порядку чинопроизводства, согласно которой срок производства унтер-офицеров в офицеры обусловливался происхождением. Минимальный срок выслуги в унтер-офицерском звании устанавливался для дворян 3 года, максимальный - для лиц, принятых по рекрутским наборам, - 12 лет. Поставщиком офицерских кадров оставалась гвардия, где большинство солдат (хотя в отличие от первой половины столетия не все) по-прежнему были дворянами 79.

На флоте с 1720 г. также было установлено производство в первый офицерский чин по баллотировке из унтер-офицеров. Однако там уже с середины XVIII в. строевые морские офицеры стали производиться только из кадет Морского корпуса, который в отличие от сухопутных военно-учебных заведений был в состоянии покрывать потребность флота в офицерах. Так что флот очень рано начал комплектоваться исключительно выпускниками учебных заведений.

В конце XVIII в. производство из унтер-офицеров продолжало оставаться главным каналом пополнения офицерского корпуса. При этом существовало как бы две линии достижения офицерского чина таким путем: для дворян и для всех остальных. Дворяне поступали на службу в войска сразу унтер-офицерами (первые 3 месяца они должны были служить рядовыми, но в унтер-офицерском мундире), затем они производились в подпрапорщики (юнкера) и далее - в портупей-прапорщики (портупей-юнкера, а в кавалерии - эстандарт-юнкера и фанен-юнкера), из которых на вакансии производились уже в первый офицерский чин. Недворяне до производства в унтер-офицеры должны были служить рядовыми 4 года. Затем они производились в старшие унтер-офицеры, а далее - в фельдфебели (в кавалерии - вахмистры), которые уже могли за заслуги стать офицерами.

Поскольку дворян принимали на службу унтер-офицерами вне вакансий, то образовывался огромный сверхкомплект этих чинов, особенно в гвардии, где унтер-офицерами могли быть только дворяне. Например, в 1792 г. в гвардии по штату полагалось иметь не более 400 унтер-офицеров, а числилось их 11 537. В Преображенском полку на 3502 рядовых приходилось 6134 унтер-офицера. Гвардейские унтер-офицеры производились в офицеры армии (над которой у гвардии было преимущество в два чина) нередко сразу через один-два чина - не только прапорщиками, но и подпоручиками и даже поручиками. Гвардейцы высшего унтер-офицерского чина - сержанты (потом фельдфебели) и вахмистры производились обычно поручиками армии, но иногда даже сразу капитанами. Порой осуществлялись массовые выпуски в армию гвардейских унтер-офицеров: например, в 1792 г. по указу от 26 декабря было выпущено 250 человек, в 1796 г. - 400 80.

На офицерскую вакансию командир полка представлял обычно старшего по службе из унтер-офицеров - дворян, прослужившего не менее 3 лет. Если дворян с этой выслугой в полку не было, то в офицеры производились унтер-офицеры из других сословий. При этом они должны были иметь выслугу в унтер-офицерском чине: обер-офицерские дети (Сословие обер-офицерских детей состояло из детей гражданских чиновников недворянского происхождения, имевших чины "обер-офицерских" классов - от XIV до XI, дававших не потомственное, а только личное дворянство, и детей офицеров недворянского происхождения, которые родились до получения их отцами первого офицерского чина, приносившего, как уже указывалось, потомственное дворянство) и вольноопределяющиеся (лица, поступившие на службу добровольно) - 4 года, дети духовенства, подьячих и солдат - 8 лет, поступившие по рекрутскому набору - 12 лет. Последние могли быть производимы сразу в подпоручики, но только "по отменным способностям и достоинствам". По тем же основаниям дворяне и обер-офицерские дети могли производиться в офицеры ранее положенных сроков выслуги. Павел I в 1798 г. запретил было производить в офицеры лиц недворянского происхождения, но уже в следующем году это положение было отменено; недворяне должны были только дослужиться до фельдфебеля и выслужить положенный срок.

Со времен Екатерины II практиковалось производство в офицеры "зауряд", вызванное большим некомплектом офицеров в ходе войны с Турцией и недостаточным числом в армейских полках унтер-офицеров из дворян. Поэтому в офицеры стали производить унтер-офицеров других сословий, даже не выслуживших установленного 12-летнего срока, однако с тем условием, чтобы старшинство для дальнейшего производства считалось только со дня выслуги узаконенного 12-летнего срока.

На производство в офицеры лиц различных сословий большое влияние оказывали установленные для них сроки службы в нижних чинах. Солдатские дети, в частности, считались принятыми на военную службу с момента своего рождения, а с 12 лет они помещались в одно из военно-сиротских заведений (впоследствии известных как "батальоны кантонистов"). Действительная служба считалась им с 15-летнего возраста, и они были обязаны прослужить еще 15 лет, т. е. до 30 лет. На такой же срок принимались добровольцы - вольноопределяющиеся. Рекруты же обязаны были служить 25 лет (в гвардии после наполеоновских войн - 22 года); при Николае I этот срок был сокращен до 20 лет (в т. ч. на действительной службе 15 лет).

Когда во время наполеоновских войн образовался большой некомплект офицеров, то унтер-офицеров недворянского происхождения было разрешено производить в офицеры даже в гвардии, а обер-офицерских детей - и без вакансий. Затем в гвардии срок выслуги в унтер-офицерском звании для производства в офицеры был сокращен для недворян с 12 до 10 лет, а для однодворцев, отыскивающих дворянство (К однодворцам относились потомки мелких служивых людей XVII в., многие из которых в свое время были и дворянами, но впоследствии записаны в податное состояние), определен в 6 лет. (Поскольку дворяне, производимые по выслуге 3 лет на вакансии, оказались в худшем положении, чем обер-офицерские дети, производимые через 4 года, но вне вакансий, то в начале 20-х гг. для дворян был тоже установлен 4-летний срок без вакансий.)

Бригадир. 1791 г.После войны 1805 г. были введены особые льготы по образовательному цензу: студенты университетов, поступившие на военную службу (даже и не из дворян), служили только 3 месяца рядовыми и 3 месяца подпрапорщиками, а затем производились в офицеры вне вакансии. За год до этого в артиллерии и инженерных войсках перед производством в офицеры установлен довольно серьезный по тому времени экзамен.

В конце 20-х гг. XIX в. срок выслуги в унтер-офицерском звании для дворян был сокращен до 2 лет. Однако во время происходивших тогда войн с Турцией и Персией командиры частей, заинтересованные в опытных фронтовиках, предпочитали производить в офицеры унтер-офицеров с большим стажем, т. е. недворян, и для дворян с 2-летним стажем вакансий в своих частях почти не оставалось. Поэтому их было разрешено производить на вакансии и в другие части, но в этом случае - после 3 лет службы унтер-офицерами. Списки всех унтер-офицеров, не произведенных за отсутствием вакансий в своих частях, отсылались в Военное министерство (Инспекторский департамент), где составлялся общий список (сначала дворяне, потом вольноопределяющиеся и затем прочие), в соответствии с которым они производились на открывающиеся вакансии во всей армии. 

Свод военных постановлений (не меняя принципиально положения, существующего с 1766 г. о разных сроках выслуги в унтер-офицерском звании для лиц разных социальных категорий) более точно определил, кто на каких правах поступает на службу и производится в офицеры. Итак, существовало две основные группы таких лиц: поступившие на службу добровольно вольноопределяющимися (из сословий, не обязанных рекрутской повинностью) и поступившие по рекрутским наборам. Рассмотрим сначала первую группу, делившуюся на несколько категорий.

Поступившие "на правах студентов" (любого происхождения) производились в офицеры: имеющие степень кандидата - через 3 месяца службы унтер-офицерами, а степень действительного студента - 6 месяцев - без экзаменов и в свои полки сверх вакансий.

Поступившие "на правах дворян" (дворяне и имевшие бесспорное право на дворянство: дети офицеров, чиновников VIII класса и выше, кавалеров орденов, дающих права на потомственное дворянство) производились через 2 года на вакансии в свои части и через 3 года - в другие части.

Поручик лейб-гвардии Семеновского полка. 1804-1805 гг.Все остальные, поступившие "на правах вольноопределяющихся", делились по происхождению на 3 разряда: 1) дети личных дворян, имеющие права на потомственное почетное гражданство; священников; купцов 1-2 гильдий, имеющих гильдейское свидетельство в течение 12 лет; врачей; аптекарей; художников и т. п. лиц; воспитанники воспитательных домов; иностранцы; 2) дети однодворцев, имеющие право отыскивать дворянство; почетных граждан и купцов 1-2 гильдий, не имеющих 12-летнего "стажа"; 3) дети купцов 3 гильдии, мещан, однодворцев, утративших право на отыскание дворянства, канцелярских служителей, а также незаконнорожденные, вольноотпущенники и кантонисты. Лица 1-го разряда производились через 4 года (при отсутствии вакансий - через 6 лет в другие части), 2-го - через 6 лет и 3-го - через 12 лет. Поступившие на службу нижними чинами отставные офицеры производились в офицеры по особым правилам, в зависимости от причины увольнения из армии.

Перед производством устраивался экзамен на знание службы. Окончившие военно-учебные заведения, но не произведенные по неуспеваемости в офицеры, а выпущенные подпрапорщиками и юнкерами должны были прослужить несколько лет унтер-офицерами, но потом производились без экзамена. Подпрапорщики и эстандарт-юнкера гвардейских полков держали экзамен по программе Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, причем не выдержавшие его, но хорошо аттестованные по службе, переводились в армию прапорщиками и корнетами. Производимые и артиллерию и саперы гвардии держали экзамен при соответствующих военных училищах, а в армейскую артиллерию и инженерные войска - при соответствующих отделах Военно-ученого комитета. При отсутствии вакансий они направлялись подпоручиками в пехоту. (На вакансии же сначала зачислялись выпускники Михайловского и Николаевского училищ, затем юнкера и фейерверкеры, а затем - воспитанники непрофильных военных училищ.)

Выпускаемые из учебных войск пользовались правами по происхождению (см. выше) и производились в офицеры после экзамена, но при этом дворяне и обер-офицерские дети, поступившие в учебные войска из кантонистских эскадронов и батарей (в кантонистских батальонах обучались наряду с солдатскими детьми и дети неимущих дворян), производились только в части внутренней стражи с обязательством прослужить там не менее 6 лет.

Что касается второй группы (поступивших по набору), то они должны были прослужить в унтер-офицерском чине: в гвардии - 10 лет, в армии и нестроевыми в гвардии - 1,2 лет (в том числе не менее 6 лет в строю), в Оренбургском и Сибирском отдельных корпусах - 15 лет и во внутренней страже - 1.8 лет. В офицеры при этом не могли производиться лица, подвергавшиеся во время службы телесным наказаниям. Фельдфебели и старшие вахмистры производились сразу в подпоручики, а остальные унтер-офицеры - в прапорщики (корнеты). Для производства в офицеры они должны были выдержать экзамен при дивизионном Штабе. Если унтер-офицер, выдержавший экзамен, отказывался о т производства в офицеры (об этом его спрашивали перед экзаменом), то он навсегда терял право на производство, но зато получал оклад в 2/3 жалованья прапорщика, который он, прослужив еще не менее 5 лет, получал в пенсию. Ему полагался также золотой или серебряный нарукавный шеврон и серебряный темляк. В случае несдачи экзамена отказник получал только 1/3 этого оклада. Поскольку в материальном отношении такие условия были чрезвычайно выгодны, то большинство унтер-офицеров этой группы отказывались от производства в офицеры.

Обер-офицер лейб-гвардии Кавалергардского полка. 1809 г.В 1854 г. в связи с необходимостью усиления офицерского корпуса во время войны сроки выслуги в унтер-офицерских чинах для производства в офицеры были сокращены вдвое для всех категорий вольноопределяющихся (соответственно 1, 2, 3 и 6 лет); в 1855 г. разрешено принимать лиц с высшим образованием сразу офицерами, выпускников гимназий из дворян производить в офицеры через 6 месяцев, а прочих - через половину положенного им срока выслуги. Унтер-офицеры из рекрутов производились через 10 лет (вместо 12), но после войны эти льготы были отменены.

В царствование Александра II порядок производства в офицеры меняли не раз. По окончании войны, в 1856 г., сокращенные сроки для производства были отменены, но унтер-офицеры из дворян и вольноопределяющихся могли производиться теперь и сверх вакансий. С 1856 г. магистры и кандидаты духовных академий приравнены в правах к выпускникам университетов (выслуга 3 месяца), а студентам духовных семинарий, воспитанникам дворянских институтов и гимназий (т. е. тем, кто в случае поступления на гражданскую службу имел право на чин XIV класса) предоставлено право служить в унтер-офицерском звании до производства в офицеры только 1 год. Унтер-офицерам из дворян и вольноопределяющихся было предоставлено право слушать лекции экстерном во всех кадетских корпусах.

В 1858 г. тем из дворян и вольноопределяющихся, кто не выдержал экзамена при поступлении на службу, предоставлена возможность держать его в течение всей службы, а не 1-2-летнего срока (как ранее); они принимались рядовыми с обязательством служить: дворяне - 2 года, вольноопределяющиеся 1-го разряда - 4 года, 2-го - 6 лет и 3-го - 12 лет. В унтер-офицеры они производились: дворяне - не ранее 6 месяцев, вольноопределяющиеся 1-го разряда - 1 года, 2-го - 1,5 лет и 3-го - 3 лет. Для дворян, поступавших в гвардию, возраст устанавливался с 16 лет и без ограничений (а не 17-20 лет, как раньше), чтобы желающие могли окончить университет. Выпускники университетов держали экзамен уже только перед производством, а не при поступлении на службу.

От экзаменов при поступлении на службу в артиллерию и инженерные войска освобождали выпускников всех высших и средних учебных заведений. В 1859 г. чины подпрапорщика, портупей-прапорщика, эстандарт- и фанен-юнкера упразднили и для ожидавших производства в офицеры дворян и вольноопределяющихся было введено единое звание юнкера (для старших - портупей-юнкера). Всем унтер-офицерам из рекрутов - и строевым, и нестроевым был установлен единый срок выслуги 12 лет (в гвардии - 10), а имеющим специальные познания - более короткие сроки, но только на вакансии.

В 1860 г. вновь установлено для всех категорий унтер-офицеров производство только на вакансии, кроме выпускников гражданских высших и средних учебных заведений и тех, кто производился в офицеры инженерных войск и корпуса топографов. Унтер-офицеры из дворян и вольноопределяющиеся, поступившие на службу до этого постановления, могли по выслуге своих лет уходить в отставку в чине коллежского регистратора. Дворяне и вольноопределяющиеся, которые служили в артиллерии, инженерных войсках и корпусе топографов, в случае неудачного экзамена на офицера этих войск теперь не производились в офицеры пехоты (а те из них, кто был выпущен из заведений военных кантонистов, - внутренней стражи), а переводились туда унтер-офицерами и производились на вакансии уже по представлению нового начальства.

В 1861 г. число юнкеров из дворян и вольноопределяющихся в полках было строго ограничено штатами, а в гвардию и кавалерию их принимали только на собственное содержание, но теперь вольноопределяющийся мог выйти в отставку в любое время. Все эти меры преследовали цель повышения образовательного уровня юнкеров.

Штаб-офицер военно-учебных заведений. 1810 г.В 1863 г. по случаю польского мятежа всех выпускников высших учебных заведений принимали унтер-офицерами без экзамена и производили в офицеры через 3 месяца без вакансий после экзамена но уставам и удостоения начальства (а выпускники средних учебных введений - через 6 месяцев на вакансии). Прочие вольноопределяющиеся держали экзамен по программе 1844 г. (невыдержавшие принимались рядовыми) и становились унтер-офицерами, а через 1 год независимо от происхождения по удостоению начальства допускались к конкурсному офицерскому экзамену и производились на вакансии (но можно было ходатайствовать о производстве и при отсутствии вакансий). Если же в части все равно оставался некомплект офицеров, то после экзамена производились унтер-офицеры и} рекрутов по сокращенному сроку выслуги - в гвардии 7, в армии - 8 лет. В мае 1864 г. снова установлено производство только на вакансии (кроме лиц с высшим образованием). По мере открытия юнкерских училищ образовательные требования усиливались: в тех поенных округах, где существовали юнкерские училища, требовалось держать экзамен по всем предметам, читаемым в училище (выпускникам гражданских учебных заведений - только по военным), гак что к началу 1868 г. производимые унтер-офицеры и юнкера или окончили юнкерское училище, или выдержали экзамен по его программе.

В 1866 г. установлены новые правила производства в офицеры. Чтобы стать офицером гвардии или армии на особых правах (равных выпускнику военного училища), выпускник гражданского высшего учебного заведения должен был сдать экзамен в военном училище по преподаваемым в нем военным предметам и отбыть в строю время лагерного сбора (не менее 2 месяцев), выпускник среднего учебного заведения - сдать полный выпускной экзамен военного училища и прослужить в строю 1 год. И те и другие производились вне вакансий. Для производства в армейские офицеры без особых прав все такие лица должны были выдержать экзамен при юнкерском училище по его программе и прослужить в строю: с высшим образованием - 3 месяца, со средним - 1 год; производились они в этом случае также без вакансий. Все остальные вольноопределяющиеся или заканчивали юнкерские училища, или сдавали экзамен по их программе и служили в строю: дворяне - 2 года, выходцы из сословий, не обязанных рекрутской повинностью, - 4 года, из "рекрутских" сословий - 6 лет. Даты экзаменов для них были установлены с таким расчетом, чтобы они успели выслужить свои сроки. Сдавшие по 1-му разряду производились вне вакансий. Те, кто не держал экзамен, могли выходить в отставку (сдав экзамен для канцелярских служителей или по программе 1844 г.) с чином коллежского регистратора после выслуги: дворяне - 12 лет, прочие - 15. Для помощи в подготовке к экзамену при Константиновском военном училище в 1867 г. был открыт годичный курс. Каково было соотношение различных групп вольноопределяющихся, видно из таблицы 5 81.

В 1869 г. (8 марта) принято новое положение, согласно которому право добровольно поступать на службу было предоставлено лицам всех сословий с общим названием вольноопределяющихся на правах "по образованию" и "по происхождению". "По образованию" поступали только выпускники высших и средних учебных заведений. Без экзаменов они производились в унтер-офицеры и служили: с высшим образованием - 2 месяца, со средним - 1 год.

Поступавшие "по происхождению" становились унтер-офицерами после экзамена и делились на три разряда: 1-й - потомственные дворяне; 2-й - личные дворяне, потомственные и личные почетные граждане, дети купцов 1-2 гильдий, священников, ученых и художников; 3-й - все остальные. Лица 1-го разряда служили 2 года, 2-го - 4 и 3-го - 6 лет (вместо прежних 12).

В офицеры на правах выпускников военного училища могли производиться только поступившие "по образованию", остальные на правах выпускников юнкерских училищ, при которых они и держали экзамены. Нижние чины, поступившие по рекрутскому набору, теперь обязаны были служить 10 лет (вместо 12), из которых 6 лет унтер-офицером и 1 год - старшим унтер-офицером; они могли поступать и в юнкерское училище, если к окончанию его выслуживали свой срок. Все выдержавшие экзамены на офицерский чин до производства в офицеры именовались портупей-юнкерами с правом выхода в отставку через год с первым офицерским чином.

В артиллерии и инженерных войсках условия и сроки выслуги были общими, но экзамен - специальный. Однако с 1868 г. в артиллерии лица с высшим образованием должны были служить 3 месяца, прочие - 1 год и все обязаны сдавать экзамен по программе военного училища; с 1869 г. это правило распространено и на инженерные войска с той разницей, что для производимых в подпоручики был обязателен экзамен по программе военного училища, а для производимых в прапорщики - экзамен по уменьшенной программе. В корпусе военных топографов (где ранее производство в офицеры осуществлялось по выслуге срока: дворяне и вольноопределяющиеся - 4 года, прочие - 12 лет) с 1866 г. унтер-офицерам из дворян требовалось служить 2 года, из "нерекрутских" сословий - 4 и "рекрутских" - 6 лет и пройти курс в топографическом училище.

С установлением всеобщей воинской повинности в 1874 г. изменились и правила производства в офицеры. Исходя из них вес вольноопределяющиеся делились на разряды по образованию (теперь это было единственное деление, происхождение в расчет не принималось): 1-й - с высшим образованием (служили до производства в офицеры 3 месяца), 2-й - со средним образованием (служили 6 месяцев) и 3-й - с неполным средним образованием (испытывались по специальной программе и служили 2 года). Все вольноопределяющиеся принимались на военную службу только рядовыми и могли поступать в юнкерские училища. От поступивших на службу по призыву на 6 и 7 лет требовалось прослужить не менее 2 лет, на 4-летний срок - 1 год, а от остальных (призванных на сокращенный срок) требовалось только производство в унтер-офицеры, после чего все они, как и вольноопределяющиеся, могли поступать в военные и юнкерские училища (с 1875 г. поляков полагалось принимать не более 20%, евреев - не более 3%).

В артиллерии обер-фейерверкеры и мастера с 1878 г. могли производиться после 3 лет по выпуску из специальных школ; экзамен на подпоручика они держали по программе Михайловского училища, а на прапорщика - облегченный. В 1879 г. для производства и офицеры местной артиллерии и в инженер-прапорщики местных поиск введен экзамен по программе юнкерского училища. В инженерных войсках с 1880 г. офицерский экзамен проходил только по программе Николаевского училища. И в артиллерии, и в инженерных войсках разрешалось держать экзамен не более 2 раз, невыдержавшие его оба раза могли держать экзамен при юнкерских учини щах на прапорщика пехоты и местной артиллерии.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. действовали льготы (отмененные после ее окончания): в офицеры производили м боевые отличия без экзамена и по сокращенным срокам выслуги, эти сроки применялись и за обычные отличия. Однако таких офицеров могли повысить в следующий чин только после офицерского экзамена. За 1871-1879 гг. были приняты на службу 21 041 вольноопределяющийся 82.

Большинство офицеров казачьих войск комплектовались из урядников по выслуге лет. В Донском войске дворяне производились в офицеры через 2 года, вообще же дети обер-офицеров во всех казачьих войсках (кроме Донского и Забайкальского) служили 4 года, дети урядников и рядовых казаков - 12 лет (причем нестроение - 20 лет). Все они производились только на вакансии, по удостоению начальства, но без экзамена (естественно, неграмотные не могли быть произведены). В Забайкальском войске в офицеры производились только дворяне, а дети казаков - "зауряд", т. е. временно. К началу 1871 г. комплектование офицерами было оставлено на прежних основаниях только в Амурском и Забайкальском войсках, а в остальных во всем уравнено с регулярными войсками. С 1 октября 1876 г. прием вольноопределяющихся прекратили, а казакам, имевшим образование, предоставили право на сокращенный срок службы и на производство в офицеры: 1-го разряда - через 3 месяца, 2-го - 6 месяцев, 3-го - 3 года, 4-го - 3 года (из них 2 года в строю и не менее 1 года - урядником). Прослужив этот срок, они могли поступать в юнкерские училища. С 1877 г. производство в офицеры "зауряд" прекращено.

С введением института прапорщиков запаса сроки действительной службы в войсках для вольноопределяющихся с высшим и средним образованием увеличены с 3 и 6 месяцев до 1 года, а для обычных призывников - с 6 месяцев и 1,5 года до 2 лет. При этом и в подпоручики они могли производиться не ранее этого срока. 1} 1884 г. приняты новые правила для производства в офицеры вольноопределяющихся. На особых правах (равных выпускникам военных училищ) производились лица с высшим образованием, сдавшие экзамен по военным наукам по программе военного училища, а со средним - по полному курсу военного училища, но после выпуска в офицеры юнкеров этого училища.

В специальных училищах с 1885 г. все вольноопределяющиеся сдавали экзамен по полному курсу (кроме лиц с высшим физико-математическим образованием). Вольноопределяющиеся инженерных войск могли по их желанию сдавать экзамен на офицера пехоты.

Право вольноопределяющихся, выдержавших экзамен при юнкерском училище по 1-му разряду, на производство вне вакансий было отменено еще в 1883 г., с 1885 г. они производились только на вакансии, хотя бы и в другие части. Это же правило распространялось на всех остальных выпускников, а право производства вне вакансий в свои части оставили только за лицами с высшим образованием, сдавшими экзамен при военном училище. В 1885 г. решено, что лица, выдержавшие экзамен в специальных училищах за полный курс по 1-му разряду, производятся в подпоручики, как и раньше, с 2 годами старшинства (Старшинство означало дату, с которой отсчитывался срок производства в следующий чин), по 2-му разряду - с 1 годом старшинства, а сдававшие экзамен по облегченной программе (в артиллерийском училище) - без старшинства. Сдавшие экзамены при инженерном училище по 2-му разряду производились при этом в армейскую пехоту (как и воспитанники училища, окончившие его по 2-му разряду). В 1891 г. экзамен по облегченной программе в артиллерийском училище был отменен, причем в артиллерию отныне производились только те, кто сдал экзамен по 1-му разряду, а остальные направлялись в пехоту и кавалерию.

В 1868 г. с развитием сети военных и юнкерских училищ производство в офицеры вольноопределяющихся (а с 1876 г. и лиц, поступивших по жребию), не прошедших в них обучение или не сдавших экзамен за их полный курс, было прекращено. К началу XX в., когда юнкерские училища преобразовали в военные, фактически прекратилось производство в офицеры иначе, как при выпуске из училища (за исключением очень небольшой группы лиц с высшим образованием, производимых по экзамену; их число не превышало 100 человек в год).

Однако следует сказать еще о такой форме получения офицерского чина, как производство в офицеры запаса. В 1884 г., когда чин прапорщика на действительной службе в мирное время был упразднен, он остался только для офицеров запаса. Первоначально прапорщиками запаса зачислили офицеров, получивших этот свой первый чин на льготных условиях в войну 1877-1878 гг. и так и не сдавших офицерского экзамена (а потому не произведенных в подпоручики). Но в 1886 г. вышло положение о прапорщиках запаса, конституировавшее этот особый офицерский чин. Право на него имели лица с высшим и средним образованием, выдержавшие льготный экзамен. В течение 12 лет они были обязаны пребывать в запасе и за это время дважды отбыть сборы продолжительностью до 6 месяцев. К концу 1894 г. насчитывалось 2960 прапорщиков запаса.

В 1891 г. принято положение о зауряд-прапорщиках. Так именовались на действительной службе способные нижние чины из унтер-офицеров и вольноопределяющихся с высшим и средним образованием, а также фельдфебели и старшие унтер-офицеры, замещавшие вакантные офицерские должности.

К экзамену на чин прапорщика запаса допускались лишь те лица с высшим образованием, которые за время обязательной службы были произведены в унтер-офицеры, при этом вольноопределяющиеся - не ранее, чем они прослужат зимний и летний периоды, а остальные призывники - не ранее окончания 2-го года службы. Лица, успешно выдержавшие экзамен, могли увольняться в отставку немедленно (но не ранее чем за 4 месяца до окончания срока обязательной службы).

Поскольку выпускники юнкерских училищ, окончившие их по 1-му разряду (150-200 чел. в год), и выпускники 2-го разряда, окончившие до поступления в училище гимназию или равное учебное заведение (около 200 в год), производились в офицеры в течение первого года после выпуска, то остальным приходилось ждать производства (за недостатком вакансий) по нескольку лет. В течение этих лет они (хотя и приравнивались по закону в отношении исполнения службы к младшим офицерам), не имея материальных средств, поневоле жили вместе с нижними чинами, усваивая привычки и образ жизни, мало соответствующие званию и положению будущего офицера. Поэтому был поставлен вопрос о сокращении числа юнкерских училищ, что и было впоследствии осуществлено путем преобразования некоторых из них в военные училища, а с 1901 г. выпускники всех юнкерских училищ стали выпускаться, как и из военных училищ, офицерами.

В годы мировой войны в офицеры (прапорщики) снова стали производить за боевые заслуги непосредственно на фронте (без прохождения курса) из вольноопределяющихся, "охотников" (добровольцев), "жеребьевых 1-го разряда по образованию" (поступивших на действительную службу к 1 января 1914 г. по жребию согласно Уставу о воинской повинности 1912 г.), унтер-офицеров, солдат, юнкеров "ударных батальонов" (после первых же боев) и т. д.

Выпуск офицерами из военно-учебных заведений. 

Присвоение офицерского чина воспитанникам военно-учебных заведений непосредственно при выпуске их в войска, как это практикуется теперь и стало нормой в новейшее время, утвердилось в России далеко не сразу. Идущее от петровской традиции представление о том, что будущий офицер должен обязательно прослужить какое-то время в строю в нижних чинах, держалось очень долго. На военно-учебные заведения не смотрели как на институт, способный полностью компенсировать отсутствие опыта действительной службы, знание которой с азов считалось основным для командования людьми. Военно-учебные заведения должны были готовить к присвоению офицерского звания, но их окончание само по себе не означало гарантии его получения. Отголоски этого представления сохранились до начала XX в. в виде выпуска худших воспитанников военных училищ унтер-офицерами, а не офицерами.

Первые военные школы вообще имели целью не столько производство своих воспитанников в офицеры, сколько получение ими специальных познаний. Поэтому и были школы артиллерийскими, инженерными и морскими. Естественно, выпускники их, направляемые в войска унтер-офицерами, производились в офицеры в первую очередь. Офицерами стали выпускать только воспитанников Сухопутного кадетского корпуса, но и то далеко не всех: часть прапорщиками, часть - унтер-офицерами, зато лучшие получали сразу чин подпоручика и даже поручика. Созданный в конце XVIII в. Военно-сиротский дом тоже выпускал своих воспитанников юнкерами и портупей-прапорщиками, и только отличники производились в офицеры сразу при выпуске. То же касалось и Шкловского благородного училища.

В начале XIX в. кадетские корпуса и училища в основном выпускали с правами на производство, а не офицерами (это не относится к Пажескому корпусу, все воспитанники которого выпускались офицерами). Но, конечно, выпускники военно-учебных заведений производились в офицеры очень быстро, обычно через несколько месяцев после прибытия в войска, им не надо было выслуживать срок в унтер-офицерском звании. Производство всех выпускников кадетских корпусов и училищ в офицеры сразу при выпуске было установлено в 1830 г., и с тех пор унтер-офицерами в виде исключения стали выпускаться только худшие по успехам воспитанники специальных училищ. На флоте офицеры с середины XVIII в. производились в первый офицерский чин мичмана только по аттестатам Морского корпуса (непосредственно при выпуске).

С дальнейшим развитием сети военно-учебных заведений их воспитанники по-прежнему начинали службу с чинами разных классов — в зависимости от успехов в учебе (по разрядам). В царствование Николая I окончившие кадетские корпуса по 1-му разряду выпускались поручиками в армию (или прапорщиками в гвардию), по 2-му разряду - подпоручиками, по 3-му - прапорщиками, по 4-му - в линейные батальоны (а неспособные к учебе в специальных классах — во внутреннюю стражу). Воспитанники Михайловского артиллерийского училища 1-го разряда переводились прапорщиками в офицерские классы, а 2-го - направлялись прапорщиками в войска (3-го - оставлялись еще на год, а 4-го - выпускались юнкерами с правом на производство через 2 года). Николаевское инженерное училище переводило своих выпускников 1-го разряда инженер-прапорщиками в офицерские классы, 2-го - оставляло еще на год, а 3-го - выпускало юнкерами с правом на производство через 2 года. Из школы топографов все выдержавшие выпускной экзамен производились в офицеры корпуса военных топографов (при недостатке вакансий они выпускались в армию подпоручиками). С 1862 г. все выпускники кадетских корпусов 1-го разряда, удостоенные к производству в гвардию, получали чин поручика армии, а к гвардейским полкам прикомандировывались лишь те, кто имел там ближайших родственников, или по выбору самого гвардейского начальства.

После реформы военно-учебных заведений, с 1866-1867 гг., выпускники общевойсковых военных училищ 1-го разряда производились в подпоручики (частью - в прапорщики артиллерии и инженерных войск), а 2-го разряда - в прапорщики (3-й разряд выпускался юнкерами с правом на производство в офицеры через 6 месяцев). Лучшие из выпускников кавалерийского училища направлялись в гвардию корнетами, а лучшие выпускники пехотных училищ прикомандировывались к гвардии для годичного испытания, после чего могли переводиться туда прапорщиками по представлению гвардейского начальства: в части старой гвардии - со старшинством со дня выпуска, а в части молодой гвардии - со старшинством 2 лет. Выпускники артиллерийского и инженерного училищ 1-го разряда производились в подпоручики этих войск (что соответствовало поручику армии), а 2-го разряда - в прапорщики с одним годом старшинства. Пажеский корпус выпускал: по 1-му разряду - в гвардию прапорщиками, по 2-му - в армию подпоручиками, по 3-му - в армию прапорщиками.

Юнкерские училища непосредственно офицеров не выпускали. Их выпускники (они теперь назывались подпрапорщиками, эстандарт-юнкерами и подхорунжими) 1-го разряда производились в офицеры в войсках вне вакансий в сентябрьской трети выпускного года, а 2-го разряда - не ранее январской трети следующего года на вакансии в своей части. С 1883 г. неудостоенным к производству в офицеры за неуспеваемость и дурное поведение вместо аттестата выдавали свидетельство о прохождении курса. Они могли стать офицерами не ранее их сверстников по дивизии, выпущенных по 2-му разряду (а не получившие аттестат вследствие неодобрительного поведения - не ранее чем через год после них).

В 1885 г. было установлено, что все выпускники военно-учебных заведений должны начинать службу с одного и того же первого офицерского чина - подпоручика (корнета). При этом все различия по качеству образования сводились к преимуществам, связанным с определением разных сроков старшинства в этом чине (от чего зависел срок производства в следующие чины). Правила на этот счет были следующими. Выпускники Пажеского корпуса 1-го разряда шли в гвардию с 1 годом старшинства, 2-го разряда - в армию с 1 годом старшинства, 3-го - в армию без старшинства (т. е. со старшинством со дня выпуска). Выпускники пехотных военных училищ 1-го разряда также имели 1 год старшинства (2-го - выпускались без старшинства) и шли в армейскую пехоту. Выпускники Николаевского кавалерийского училища 1-го разряда направлялись в гвардию без старшинства и в армию с 1 годом старшинства, 2-го - в армию без старшинства. Все воспитанники Михайловского артиллерийского училища получали 2 года старшинства (направляемые в артиллерию выпускники общевойсковых училищ имели 1 год старшинства). Выпускники Николаевского инженерного училища 1-го разряда шли в инженерные войска с 2 годами старшинства, а 2-го разряда - с таким же старшинством, но в армейскую пехоту. Правила о выпуске воспитанников 3-го разряда военных училищ и 4-го разряда Пажеского корпуса в войска без офицерских чинов и о выпускниках юнкерских училищ остались в основном прежними.

По "Положению о военных училищах" 1894 г. правила присвоения офицерских чинов выпускникам военных училищ остались практически теми же. Окончившие по 1-му разряду имели один год старшинства (а лучшие из них после годичного прикомандирования к гвардейским частям переводились туда со старшинством со дня выпуска), по 2-му разряду - старшинство со дня выпуска, а по 3-му разряду - переводились в армейские части с правом на производство через 6 месяцев на вакансии. (Те, кто по состоянию здоровья оказывался негодным к военной службе, получали гражданские чины - окончившие по 1-му разряду - XII класса, по 2-му - XIV.)

К концу XIX в. стало очевидным, что положение выпускников юнкерских училищ - подпрапорщиков до производства в офицеры оказывалось весьма тяжелым как в материальном, так и в моральном отношении (оно слагалось из постоянных противоречий, то ставящих их в ряды офицеров, то низводящих до положения нижнего чина) и нуждалось в изменении. Это обстоятельство (как и необходимость прослужить для поступления в училище год в строю вольноопределяющимся) затрудняло комплектование юнкерских училищ подготовленной молодежью. Поэтому в 1901 г., во-первых, было разрешено принимать в эти училища лиц с высшим и средним образованием прямо после учебы, без службы в войсках, а, во-вторых, производить выпускников юнкерских училищ в офицеры сразу по выпуску, как в военных училищах: по 1-му разряду (не менее 10 баллов в среднем) - с одним годом старшинства, по 2-му (не менее 7 баллов) - со старшинством со дня выпуска (выпускники 3-го разряда выпускались унтер-офицерами и производились без экзамена на вакансии по удостоению своего начальства не ранее чем через 1 год).

На флоте Морской корпус, как уже говорилось, выпускал своих воспитанников до 1860 г. с первым офицерским чином мичмана. Штурманское училище до середины XIX в. - кондукторами, а лучших - офицерами (с 1853 г. всех - прапорщиками корпуса флотских штурманов). Школа флотских юнкеров в Николаеве - гардемаринами, производившимися в мичмана после двух морских кампаний. В 1860-1882 гг. и с 1906 г. выпускники Морского корпуса становились корабельными гардемаринами и производились в мичмана только после практического плавания. Морские учебные заведения, готовившие штурманов, артиллеристов, судостроителей, инженер-механиков (т. е. категории лиц, имевших не морские, а общевойсковые звания) со второй половины XIX в. выпускали всех своих воспитанников только с первым офицерским чином.

С началом мировой войны военные училища перешли на сокращенный (3-месячный) срок обучения, и те, кто поступил в училища осенью 1914 г., заканчивали в декабре того же года уже сокращенный курс. Все они получали при выпуске чин не подпоручика, а прапорщика. Открытые во время войны школы прапорщиков также, естественно, присваивали этот чин. Так что в 1914-1917 гг. военно-учебные заведения выпускали только прапорщиков (подпоручиками были выпущены те, кто к началу войны уже проучился больше года - юнкера приема 1913 г.), и первым офицерским чином во время войны стал исключительно чин прапорщика.

Переход офицеров из иностранных армий. 

Привлечение иностранных офицеров на русскую службу было довольно давней традицией. Наемники служили в вооруженных силах Российского государства еще в XVI в. Массовый характер привлечение иноземных офицеров приняло в XVII в. с формированием солдатских и рейтарских полков нового строя. Весьма характерно, что государственное учреждение, ведавшее всеми офицерскими кадрами, носило название Иноземский приказ, что красноречиво свидетельствует о первоначальном источнике пополнения собственно офицерских кадров. Однако к концу XVII в. подавляющее большинство офицеров было русскими (в 1695 г. в кадрах Иноземского приказа на 178 иноземцев приходилось 1129 русских офицеров 83).

Для создания регулярной армии требовалось гораздо больше опытных офицеров, знакомых с тактикой европейских армий. Поэтому в ходе Великого посольства 1698 г. было набрано на русскую службу еще до 700 иноземцев. Однако на учениях весной 1700 г. многие из них обнаружили весьма слабую подготовку. А. М. Головин, руководивший обучением офицеров, писал Петру I, что "...трудов к ним много положено, а иные и ныне за мушкет не умеют приняться... выкинул из них человек с полтораста, а в остатке в учении человек с полтораста же". К тому же многие оказались и "гуляки великие" 84. Такое качество набранных не должно особенно удивлять, если принять во внимание, что при крайнем дефиците командных кадров и неопытности самих набирающих на русскую службу ринулось множество самозванцев и авантюристов, выдававших себя за офицеров. Но, разумеется, было много и настоящих профессионалов, без которых рождающаяся армия не могла обойтись.

К лету 1700 г. в восьми регулярных пехотных полках из положенных по штату 264 средних офицеров имелось только 78; из них 33 были иностранцами 85. Некоторые иностранные офицеры, собираясь навсегда связать свою судьбу с Россией, принимали православие. Особенно большую долю составляли иностранные офицеры в пехоте. В 1701 г. в трех "генеральствах" (дивизиях), из которых состояла полевая армия, из 1137 офицеров около трети были иноземцы и "новокрещены", при этом иностранцами или "новокрещенами" были все старшие офицеры. В кавалерии (в 9 драгунских полках в 1702 г.) 86, напротив, все офицеры, за исключением одного полковника, были русские.

Конечно, такой большой процент иностранных офицеров в армии был крайне нежелателен, тем более что в 1700 г. под Нарвой иностранные офицеры проявили себя с самой худшей стороны, сдавшись в плен чуть ли не в полном составе во главе с главнокомандующим герцогом фон Кроа. Но их приходилось терпеть как необходимое зло, потому что русские офицеры тогда не отвечали в подавляющем большинстве самым скромным требованиям боевой подготовки. Дважды еще - в 1702 и 1704 гг. русское правительство объявляло "вызов" иностранцев на русскую службу. В первые годы Северной войны младшие офицерские должности в пехоте постепенно все больше заполнялись русскими офицерами, появились и русские командиры полков (но в кавалерии, напротив, к 1706 г. многие русские командиры драгунских полков были заменены иностранцами).

Прием иностранных офицеров на русскую службу проходил следующим образом. Агенты русского правительства, имевшие соответствующие полномочия, предлагали им подписать "договорное письмо", определявшее чин и жалованье этих иностранных офицеров на русской службе. Предпочтением пользовались лица, знавшие один из славянских языков. Сложившийся порядок регистрации был закреплен указом от 23 ноября 1703 г. Сначала прибывшие офицеры направлялись в Посольский приказ, где выяснялось, "хто где родился и в каких государствах, и в каких чинах служил" (в подтверждение сообщенных о себе данных офицеры предъявляли "свидетельствованные пасы"). Посольский приказ устанавливал официально чин "нововыезжего" офицера и размер жалованья, после чего направлял его в Военный приказ для назначения на должность, письменно извещая это учреждение о принятом решении. В Военном приказе прибывших иностранных офицеров вновь регистрировали, выдавали жалованье за несколько месяцев вперед и направляли в войска. Таков же был порядок приема и иноземных медиков, подавляющее большинство которых направлялось в армию 87. По мере того как русские офицеры приобретали боевой опыт (после Полтавской победы это стало уже очевидным), появилась возможность отказаться от услуг наиболее ненадежной и малоквалифицированной части иностранных офицеров. Первая чистка среди них была проведена в 1711 г., поводом к чему послужило неблаговидное поведение иностранных офицеров во время Прутского похода.

Период Северной войны был в истории русской армии исключительным по роли иностранных офицеров, которая в дальнейшем никогда не была столь велика. Немало из этих офицеров навсегда остались в России, положив начало многим известным офицерским династиям. Петр I, впрочем, привлекая по необходимости большое число иностранцев, при прочих равных условиях предпочитал делать ставку на национальный офицерский состав. Однако в 30-х гг. XVIII в. правительство Анны Иоанновны стало усиленно пополнять офицерский корпус иностранцами (вплоть до того, что им законодательно обеспечили преимущества по службе, чего ранее никогда не было). Указ 1736 г. разрешал назначать иностранных офицеров на вакантные должности, вплоть до майора, без утверждения императрицы. В результате доля иностранных офицеров в русской армии резко возросла.

Елизавета принимала иностранных офицеров на русскую службу крайне неохотно (особенно генералов), но число их оставалось еще значительным. Наконец, новый прилив иностранных офицеров отмечен в короткое царствование Петра III, и был он вызван как субъективными пристрастиями этого монарха, так и объективно возросшей потребностью в офицерских кадрах, поскольку после указа 1762 г. о вольности дворянства некоторая часть русских офицеров оставила службу, и приток дворян на службу также несколько уменьшился. Екатерина II, проводившая ярко выраженную национальную политику, ограничила прием иностранцев на службу, установив для них дискриминационные правила: при переходе на русскую службу они понижались в чине. В конце XVIII в., когда вновь отмечается некоторое увеличение притока иностранцев, большинство их составляли бывшие офицеры французской королевской армии - эмигранты-роялисты.

К началу XIX в. сохранялись основные правила, касающиеся принятия на службу офицеров иностранных армий и сложившиеся при Екатерине II. Прием этих офицеров осуществлялся с понижением на один чин (кроме прапорщиков), и исключения делались не иначе как каждый раз по особым Высочайшим повелениям. Наибольшее число из принятых составляли французы (в основном эмигранты).

Однако в ряде случаев в приеме им отказывали. Например, в 1807 г. было отказано одному дезертировавшему из французской армии поручику "во уважении учиненного им поступка" - имелось в виду, что человек, изменивший своему знамени, ненадежен и для чужого 88 (совсем другое отношение было к французским роялистам, с самого начала враждебно относившимся к наполеоновскому режиму по идейным соображениям; на русской службе состоял целый корпус французских эмигрантов под началом принца Конде). С 1815 г., впрочем, при приеме иностранных офицеров было предписано "иметь более осмотрительности". В 1850 г. на русскую службу приняли офицеров молдавской и валахской милиции с понижением на два чина (кроме прапорщиков).

В 1844 г. решено иностранных офицеров, однажды уволенных с русской службы, более на нее не принимать. После 1815 г. случаев приема иностранных офицеров на русскую службу было вообще очень немного, подобные ходатайства рассматривались очень осторожно, т. к. среди подававших их лиц оказывалось немало авантюристов, представлявших подложные документы. Во время войны 1853-1856 гг. в русской армии служили добровольцы из нейтральных стран, носившие офицерские чины "зауряд". По окончании войны им было разрешено поступать на русскую службу с понижением на два чина: зауряд-поручикам - прапорщиками и т. д. В 1890 г. все законоположения о приеме на русскую службу офицеров иностранных армий были отменены.

Переименование из гражданских чинов. 

В очень небольшой степени офицерский корпус пополнялся за счет гражданских чиновников (в том числе и военного ведомства). Чиновники недворянского происхождения могли переименовываться в офицерские чины только с особого Высочайшего разрешения (ибо любой офицерский чин до 1845 г. давал потомственное дворянство). Относительно дворян манифест 18 февраля 1762 г. устанавливал, что отставные офицеры, находившиеся на гражданской службе, могут быть снова приняты на военную в тех офицерских чинах, которые соответствовали по классу полученным ими к тому времени гражданским, но старшинство их в этом чине должно считаться младшим, чем их сверстников, остававшихся на военной службе. Но в XVIII - начале XIX в. военные чиновники за отличие (и в мирное время, и за военные заслуги) могли производиться в офицерские чины, в том числе и генеральские. Известен целый ряд таких случаев, но массового характера это явление не имело. Во второй половине XIX в. число переименований в офицеры из гражданских чинов составляло от единиц до нескольких десятков случаев в год.

 


Назад

Вперед!
В начало раздела




© 2003-2018 Адъютант! При использовании представленных здесь материалов ссылка на источник обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru